Биржа копирайтеров Антиплагиат онлайн Проверка орфографии онлайн SEO анализ онлайн Транслит онлайн

Свободная тема — Форум Адвего

боковая панель
Разное / Свободная тема
alefaust
Не судьба! (attention - многобукаф) глава вторая и третья

первая глава - http://advego.ru/blog/read/freestyle/2038998

2

В четырнадцать лет Томас остался сиротой и был вынужден зарабатывать на жизнь сам. Его отец был матросом, и Том, не долго думая, попробовал пойти юнгой на корабль. Пока отец был жив, он ни за что на свете не хотел, чтобы сын пошел в матросы, ибо это был адский труд и большой риск. Но Томасу нравилось море, и он мечтал стать таким же здоровым, загорелым и мускулистым, как все матросы. Мальчик был костлявым и болезненно-бледным, его долго никто не хотел принимать в команду, больно уж жалким он выглядел, но, наконец, нашелся один капитан, который решил его судьбу и взял на свое судно.
Честно говоря, когда Томас впервые увидел капитана Хука, он испугался, но виду не подал, чем и приглянулся бывалому моряку. Капитан Хук был одноногим калекой с деревянным протезом на левой ноге и железным крюком вместо левой руки. Только назвать его калекой или инвалидом ни у кого не повернулся бы язык. Такой ужасный человек мог напугать только своим видом, не говоря уж о том, как он по-страшному безбожно сквернословил, отчитывая своих подчиненных за малейшую провинность. А когда Томас увидел остальную команду, то испытал еще больший трепет, ибо все выглядели законченными висельниками и головорезами. Но, кроме капитана Хука, никто не захотел брать его на работу, и Томас смирился со своей участью, поскольку оставаться на берегу для него было хуже горькой редьки. На море он был относительно свободным, на земле же его наверняка забрали бы в работный дом как сироту и бродяжку.
Для начала Томаса приставили на камбуз, где он без конца драил огромные котлы, чистил картошку и лук, выносил помои и выполнял прочую грязную работу, за которую никто не хотел браться. Поначалу ему было чрезвычайно тяжело на корабле, но постепенно Томас привык к морской работе, он окреп, загорел, стал для команды своим парнем, а команда была для него единственной семьей, как корабль превратился в родной дом.
Корабль капитана Хука носил гордое имя «Легенда семи морей», это было небольшое грузовое судно, занимавшееся перевозкой разнообразного товара от Англии до берегов Америки и Африки. По большей части они занимались контрабандой и имели не самую светлую репутацию в портах многих городов, но определенные люди ценили отчаянный нрав команды капитана Хука и доверяли ему свой нелегальный товар.
Томас драил палубу щеткой, когда мимо прошел старший помощник по имени Грозный Глаз. Это был огромный горбун с повязкой через лицо, закрывавшей глаз, потерянный в давней драке. На грубом лице старпома, испещренном многочисленными шрамами, горел злобным огнем единственный глаз. Грозный Глаз имел весьма крутой нрав и был скор на расправу. Почему-то он сразу невзлюбил юнгу и никогда не упускал случая исподтишка задеть его или дать взбучку по поводу и без. Томас никогда не жаловался на него, ибо это было, конечно, бессмысленно, но как мог, мстил ему, устраивая маленькие пакости. Однажды он хорошенько намылил палубу, потом заставил старпома погнаться за ним, показав ему язык и, когда Грозный Глаз понесся по палубе, обещая скормить мальчишку акулам, то поскользнулся на мыле, рухнул и прокатился по доскам, чуть не выломав бортик. С тех пор Томас избегал оставаться с ним наедине.
- Попался, гаденыш! – прорычал Грозный Глаз, широко расставив руки и направляясь к юнге.
- Заткнись, уродливая морда! – дерзко крикнул Томас, отходя назад.
- Догоню – убью, якорь мне в корму! – заорал старпом, ускоряя шаг.
Томас кинулся к огромным ящикам с сукном, протиснулся в щель между ними. Грозный Глаз с несусветной руганью начал отодвигать ящики, пытаясь добраться до юнги. Томас отходил все дальше по щелям, пока его ноги не уперлись в бортик корабля. Страшные вопли старпома были все ближе, Томас перелез за бортик и, держась за заклепки, спустился по борту вниз.
- Куда ты делся, мерзкий оборванец, балласт мне в зубы?! – орал Грозный Глаз, дойдя до конца палубы. Он в злобе стукал кулаком по бортику, а Томас, висевший ниже всего лишь в метре от его ног, в ужасе застыл, вжавшись в борт. Кулак такого зверя, шутя, мог сломать двухдюймовую доску с одного удара, как неоднократно демонстрировал Грозный Глаз.
Неожиданно раздался равномерный стук о дерево и хриплый голос капитана Хука:
- Глаз, старина, когда ты оставишь пацана в покое? – с усмешкой спросил капитан.
- Этот сопляк сам доводит меня до припадка, хлыста хочет отведать, не иначе, брамсель мне в рыло! - прорычал Грозный Глаз.
- Вспомни себя в его годы, - усмехнулся Хук. – Помнишь, как ты доводил своего старпома?
- Я вспоминаю, как мой старпом бичевал меня, не жалея плетки, у меня до сих пор вся спина и задница в шрамах, фок-мачта мне в ноздрю! - буркнул Грозный Глаз.
- Ты-то точно заслуживал порки, дружище! – захохотал капитан Хук, – помнишь, как ты укокошил капитана Селькирка?
- Еще бы, - хмыкнул Глаз, - я довел капитана до горячки, он гонялся за мной по всему кораблю, а я залез на мачту, старик – за мной. Я-то потом по канатам слез обратно, а вот капитан-бедолага запутался в веревках, попал в петлю, сорвался и висел вниз головой до самого утра, а кроме меня, на корабле никого не было, все гуляли в порту. В общем, ушел я спать, а наутро обнаружилось, что капитан сдох от кровоизлияния в мозг, парус мне в ухо!
- Смотри, как бы этот мальчонка не довел тебя до кровоизлияния в мозг! – усмехнулся капитан Хук, - доведет он тебя до ручки, старпом!
- Я ж его жизни учу, все пригодится, кто же, если не мы? Да он еще мне «спасибо» скажет, пирс мне в тыкву! – с чувством произнес Грозный Глаз. – Ладно, сопляк, вылезай, не трону я тебя! – миролюбиво предложил он.
Томас стал карабкаться на палубу. Увидев юнгу, старпом с добродушной улыбкой протянул ему руку, легко втянул наверх, но, вместо того, чтобы отпустить, неожиданно выхватил из-за пояса плеть и хорошенько отхлестал Томаса.
- Не верь никому, парень, - сказал ему Хук, криво усмехаясь, когда Грозный Глаз отпустил захлестнутого парня.

3

Вне себя от злости, боли и обиды, Томас поковылял в свою кандейку. Небольшой закуток в углу трюма занимал он и еще один парень по прозвищу Непомнящий, который тоже работал на камбузе. Его так прозвали потому, что он не помнил себя, ничего не помнил из своего прошлого. Его выловили в море полтора года назад. Парень едва не погиб, еле откачали, но оказалось, что он полностью потерял память. В команде не хватало рабочих рук, и капитан Хук решил взять его на работу.
Непомнящий был странным типом, даже несмотря на то, что он ничего не помнил. Во-первых, он чуть ли не единственный в команде умел читать и писать, да еще и Томаса научил грамоте. Во-вторых, Непомнящий любил чтение, его уголок был завален старыми газетами, книгами, рукописями. Непомнящий подбирал все тексты, попадавшие ему в руки, и очень радовался новинкам. В-третьих, Непомнящий был интересным собеседником и знал много историй, которые рассказывал по вечерам Томасу.

Написал: alefaust , 18.01.2015 в 17:11
Комментариев: 1
Последние темы:
Комментарии
alefaust
За  0  /  Против  2
alefaust  написал  18.01.2015 в 17:12
- Что, отхлестали? – спросил Непомнящий, когда в каморку ввалился юнга.
- Ублюдок одноглазый постарался, - сплюнул Томас, завалившись на свою полку.
- Забастовку не хочешь объявить? – усмехнулся Непомнящий, роясь при свете фонаря в своих бумажках.
- Заба… что? – переспросил Томас.
- Забастовка, акция протеста, нередко она сопровождается мощными демонстрациями, столкновениями с полицией, правительственными войсками, превращается в общенациональные схватки с монополистическим капиталом, - выдал как по-писаному Непомнящий.
- Хм, ну ты даешь, Непомнящий, - усмехнулся Томас.
Томас устроился поудобнее и попытался уснуть.
Непомнящий долго не спал, что-то черкая на бумаге. Он всегда что-то писал по ночам, какие-то романы, непонятные никому, кроме него самого. Романы были грустные и полные странных мыслей, которые Томас не понимал, как тот не пытался ему растолковать. Впрочем, Непомнящий признавался, что и сам-то многое из своего написанного не понимает. Том иногда наблюдал за писаниной товарища и поражался, как быстро тот водит пером по бумаге. Обычно Непомнящий брал толстую тетрадь, вечером начинал сочинять и до утра исписывал ее всю, причем почти без помарок и исправлений.
- Как тебе это так удается? – поражался Томас.
- А я будто не пишу, я записываю, - пожимал плечами Непомнящий. – Мне будто кто-то свыше диктует текст, а мне остается только перенести его на бумагу
- Только кэпу это не говори, а то он тебя за борт выкинет, - качал головой юнга.

                
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Ваша учётная запись заблокирована для участия в форуме.
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/freestyle/2082580/all1/