Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Скачать Advego Plagiatus Проверка орфографии Транслит онлайн Антикапча

Приключения Адвего — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Приключения Адвего / первый тур
Литературный конкурс "Приключения Адвего" - Обсуждение конкурса
Применены фильтры:
  • Нравится
  • Не прочитано
  • Прочитано

В очень далёком детстве Вениамин Плутарский прогуливал уроки, мечтал о безграничном счастье и много времени проводил у своего деда. Родители вывозили его с вещами, когда начинались первые тёплые дни с жизнерадостными насекомыми и оставляли до конца лета. Дедовский дом находился в сотне километров от районного центра на окраине посёлка и был примитивно ограждён досками и листами ржавого железа.

- Тащи, давай же! Еще немного и мы выберемся из торосов.
- А что делать с Беном? Бросим? Нам его не вытянуть.
- Посмотри, еще один инуксук, значит мы движемся в правильном направлении.
- Давай подойдем поближе, возле инуксука могли оставить склад провизии.
- Может и повезет… Давай, поворачивай в ту сторону.

Двое, превозмогая усталость, взяли курс на столбик из камней,

Боб со своей обожаемой «Ма» жил всю жизнь. Небольшая квартирка-студия не вмещала в себя много мебели, но зато в ней комфортно помещалась вся любовь матери и сына, наряду с кучей памятных безделушек и сувениров из мест, где Ма когда-то бывала. Они все время были вместе, поэтому он удивился ее исчезновению. Уже на протяжении нескольких дней он получал в почтовый ящик открытки с наклеенными на них

Николай поднялся на борт теплохода за 10 минут до отплытия. Он пристроился к двум женщинам, гулявшим по набережной в домашних тапочках, и завел непринужденную беседу. Возле теплохода, не прерывая разговора, Николай галантно пропустил дам вперед и прошел вместе с ними мимо помощника капитана. У последнего не возникло сомнений, что на борт попал безбилетник. Впрочем, он едва взглянул на проходивших

Тревожной птицей я снова летела в промозглом тумане над чернеющим пятном болота, летела к тому, кто звал меня. Видела мужчину, который, истекая кровью, хватал жилистыми руками пучки травы, пытаясь ползти. Кошмар всегда заканчивался одинаково: воин умирал на моих руках, я просыпалась от боли в груди и застрявшего в горле крика. В этот раз он успел прохрипеть: «Найди меня», – а утром мне прислали

Вызов был не температурный, и Авосем была зла.

В ковидную эпоху в медицину, в кои-то веки, пришли деньги, как все понимали - ненадолго, и каждый стремился урвать по максимуму. Для того чтобы получить ковидные надбавки, нужно было обслужить один вызов с температурой до шести вечера и второй до семи утра. До шести оставался всего час, они уже реанимировали больного с инфарктом,

Жил да был бизнесмен средней руки Виталий, человек основательный (а в душе безнадежный поклонник искусства), семейными узами на четвертом десятке еще необремененный. И послало ему провидение большую удачу и прибыль, да еще и огромное наследство вдобавок. Внезапно он стал обладателем баснословного богатства, которого бы и детям с внуками легко хватило, кабы таковые впоследствии появились. Сей факт,

Завершив очередные раскопки и не найдя ничего мало-мальски ценного, Марк и Лиза отправились в ближайшее заведение провинциального города N., чтобы порадовать себя поздним обедом. Там им принесли свежеиспеченный маковый хлеб с хрустящей корочкой, картофель по-деревенски и свиные рёбра, сделанные по особому рецепту бабушки шеф-повара.

– Смотрю я на эти кости, оставшиеся после недурного

Велимар не привык размышлять над такими вопросами. Всё всегда ему было чётко понятно. Вот цель. Вот пути к ней. Выбирай, который проще и короче, и иди… Всегда эта стратегия себя оправдывала! А в этот раз… Почему всё рухнуло? Почему он должен бежать ночью неизвестно куда, по лесам и оврагам, один, в рубашке и подштаниках, без оружия?! Каждую секунду ожидая смерти. И всё же самым страшным было не

Семён Фёдорович Иванов был бунтарём. По крайней мере в свои почти сорок лет он очень хотел в это верить.

Дорогу он переходил исключительно в отдалении от светофоров, проезд оплачивал через раз и при всяком удобном поводе ругал правительство. А на всякий случай – ещё оппозицию, медицину и молодёжь. Чтобы, значит, толерантное бунтарство получилось: всем поровну.

Но нынче,

В один из самых обычных дней, вечером, зазвонил телефон. Трубку взял мужчина, прохрипел что-то вроде «алло», а на другом конце провода ответила женщина:

– Через 5 минут в дверь позвонят, откройте и заберите посылку.
– Что?! Кто это? – спросил мужчина.

Трубку повесили. Это какой-то розыгрыш, подумал он и улыбнулся, как вдруг услышал звон бьющегося стекла. Он мигом очутился
- … в такое время в банк Лос-Анджелеса мало кто ходит. Ну что, все помнят план?-Спрашивает Майкл, внимательно осматривая каждого из четверых ребят.

Все в один голос твердят «да», кроме одного парня.

- Блин, чувак, я так волнуюсь! - Отвечает Джек, нервно стуча по рулю машины.
Автомобили полиции и скорой помощи мигают мне яркими огоньками прямо в лицо. Ноябрь на Балтике - ещё не зима, но дни короткие. В вечерних сумерках иллюминация спецсигналов кажется чем-то поистине зловещим.

Внизу тревожно. Под пригорком на старом кладбище видна небольшая кучка людей, которые торопливо снуют в свете единственного прожектора.
С погодой не повезло: промозгло и сыро. Облачка пара изо рта оседают мелкими каплями на шерстяном шарфе. Но зябко не только мне, большинство оперативников и патанатомов попрятались по машинам, и это хорошая новость, ведь мне нужно дальше – за полосатую ленту. Я незаметно подныриваю и спускаюсь с холма. Достаю телефон и … понеслась! У меня не больше минуты.
Юнга восхищённо озирался: подумать только, он на настоящем корабле и будет служить короне! Первый выход в море – какая ответственность! Какое благородство! Всякие высокопарные мысли роились в его голове, когда ему в голову влетела мокрая тряпка. Ему приказали вычистить палубу.
Восход солнца. Пробуждение. Любопытно, открыв после сна глаза, что первым ожидает увидеть человек? Знакомую обстановку, родных или близкого друга. У лежащего на больничной койке юноши с перебинтованной головой ожидания не оправдались. Блеклые крашеные стены и незнакомый мужчина средних лет, разговаривающий с врачом. Заметив шевеление больного, они подошли к нему поближе. Врач спросил:

- Вы слышите меня? Как самочувствие?
- Да… Почему я здесь? – Врач повернулся к стоявшему рядом мужчине:
- Вы можете поговорить с пациентом. Только недолго и постарайтесь его не волновать.

Его разбудил крик. Отрывистый и звонкий, переходящий в трескучее карканье. Это заставило мужчину открыть глаза. С пихты на него смотрела кедровка. Птица не спешила улетать, продолжая наполнять округу причудливым сочетанием звуков. Пора было идти.

Постель из мха стала холодной. Шерстяное одеяло и вещи отсырели. Костёр и кипяток, казались пределом мечтаний, но мужчина сдержался.

- Если повезёт, то тебя повесят, - улыбнулся мой сокамерник Рамирес, обнажая гнилые зубы. Его слова прозвучали так спокойно, что я даже не сразу понял их смысл.
- А… если не повезёт?
- Тогда разделают по частям.
- У вас же смертной казни нет?! – возмутился я.
- Люди Матарифе, - меланхолично отозвался Рамирес.

Я почувствовал, как съеденная накануне свинка куй запросилась

Эти мужские взгляды такие разные: одни равнодушные, другие робкие и восхищённые, третьи ласкающие, четвертые дерзкие, раздевающие и даже похотливые. Но его взгляд другой, особый — внимательный, проникновенный. Он познает мою тайну, наполняет меня красками новой жизни, и я становлюсь собой.

Его уверенные руки нежной линией скользят по моим хрупким плечам, осторожно касаются шеи.

- Долго ещё тащиться? Ну и глухомань! Сети вообще нет - Маришка с раздражением потрясла смартфоном.
- Ма-ам?
- Скоро уже, ещё пару-тройку километров. Можем просто поговорить.

Старенький Игнис, ворча и покряхтывая, упорно продвигался вперёд, аккуратно переваливаясь через колдобины и размывы грунтовой дороги. Затянувшийся дождь нудно стучал по окнам, вдалбливая старую истину: " Всё

– И как его теперь искать? – с грустью донеслось сзади.

«Ну, бабуль, ты странная, однако. Да так же, как и всегда – смотреть по сторонам… и, желательно, в оба! Сложнее понять, где следует искать?!» - промелькнуло в моей голове.

– Бабушка, может Вы пока на лавочку присядете? – вопреки мыслям выдал мой язык.
– Молодёжь-молодёжь, вам лишь бы от бабушки избавиться, – стандартно

Несколько сотен лет назад лорд Морье, глубокоуважаемый многими своими современниками, перед смертью, поместил свои многочисленные богатства в созданную по его распоряжению сокровищницу. Передать своё состояние ему было некому. За свою жизнь Морье так и не обзавёлся детьми. Хотя он и был женат, современники зачастую отмечали, что такой любви они не видали на своём веку, но детей завести ему не

Он очень устал. Поиски новой гробницы сильно затянулись. Финансирование работ заканчивалось. А это значит, что ему придется пустить в ход все свое красноречие, чтобы убедить спонсора продолжить раскопки. Для весомых аргументов нужны хоть какие-то зацепки. Рабочие уже перерыли эту чертову долину вдоль и поперек! Но пока поиски так ничего и не дали. На кону стоит его авторитет видного археолога,

Лука пробирался к полицейскому участку задворками, пряча пылающее от ледяного ветра лицо за ворот поизносившейся шубы. Слухи о готовившейся новой вылазке Волколака нагнали на деревенских такой страх, что заметь кто Луку, ползущего по заснеженной крыше к камерам временного содержания, перекрестился бы и отвернулся от греха.

— Что, погодка хороша? — Денис Васильевич потянулся,

Всё детство Пашка провёл в глухой сибирской тайге, в небольшом поселении старообрядцев. Жил с отцом. Мать, отошедшую на тот свет при родах, он не знал. По той же причине не народилось у него ни сестёр, ни братьев. К 14 годам, полностью сросшийся с природой, умел делать всё, что было необходимо для полноценной жизни в тех условиях, знал все премудрости таёжной жизни, и, случись чего, не пропал бы.

Была середина июля 2019 года. Саша сидел на диване, не замечая ничего вокруг. На полу валялось письмо, которое и послужило причиной такого состояния. Оно гласило: "Здравствуй, Саша. Я тот человек, который очень любит тебя. Через два дня тебе исполняется 23 года, и я хочу сделать тебе необычный подарок в виде квеста. Если разгадаешь его, то найдёшь меня. Первый ключ - железнодорожная станция Кая.

Антон с вызовом смотрел на Клео.

Что погнало его за ней в аэропорт? Странная фраза на клочке бумаги: «Не знаю, что именно написать на прощанье»? Забытый Клео браслет? Обида на то, что его бросили?

Да, Антон знал, что она улетает в Каир. Только, по словам Клео, рейс должен был состояться через два дня.

«Просим пассажиров пристегнуть ремни…»

Клео потянула Антона

- Беги! На противоположный склон!

Этот крик будто выдернул Марика из воспоминаний. И повинуясь приказной интонации, какими-то невероятными прыжками он преодолел 100 метров за секунды. По колено в снегу. И вовремя. Огромный сугроб, сорвавшись со скалы, создал лавину. Она с нереальной скоростью пронеслась там, где только что был он. От ощущения близкой опасности, которую удалось избежать

Однажды, гостя у бабушки в деревне, она мне рассказала один занимательный случай, произошедший несколько лет назад.

Есть у них кладбище. И вот местные жители стали замечать, что на нём то крест повредят, то памятник разобьют.

Находили также следы от костра и пустые бутылки из-под вина. А на некоторых памятниках появлялись различные нехорошие рисунки.

Что только местные

23, 29, 31…
Мы поднимались все выше и выше. В легких постепенно заканчивался воздух. Каждый вдох давался с трудом и ноги начинали неметь от усталости.
23, 29, 31…
Мои глаза упирались в землю и захватывали задники кирзовых сапог впередиидущего. Я не понимал, кто кого тащит. То ли я тащу того, кто сзади, то ли меня, как корову, тянет за собой этот неразговорчивый геолог впереди меня.

В голове происходят самые захватывающие приключения. Что-то из этих приключений выливается в обыденную реальность, разбавляет её. Причём разбавляет даже несмотря на то, что некоторые сюжеты повторяются с завидной регулярностью.

"Сейчас набухаюсь и напишу ей! — сказал Илья, эти слова были началом очередного приключения. — Набухаюсь и напишу!"

Мы с Ильёй единственные парни в

– Добро пожаловать в наш гостеприимный край! – женщина у экскурсионного автобуса поприветствовала парня с туристическим рюкзаком.
– Здравствуйте! – ответил молодой человек.
– Вы Алексей? Как прошёл полёт? Сейчас дождемся остальных и в путь! – затараторила гид.
– Всё нормально, – буркнул в ответ парень и занял место рядом с водителем. Вскоре пассажиры заняли свои места,

Это случилось в тот день, когда Лекси исполнился ровно год. За пару дней до события я и Софи распланировали выходные: в субботу мы поедем с детьми на уикенд с ночевкой, а в воскресенье по пути обратно - в парк аттракционов.

- Насыщенный отдых для детей на природе подальше от гаджетов непременно пойдет им на пользу, - сказала Софи, помешивая кашу в кастрюле для Лекси.


1
Дверь, ведущую в подвал забегаловки «Алый Восток», мы нашли без проволочек. Спустившись по ступеням в помещение, из которого вели два коридора – в сторону Черного озера и вниз, под землю – мы включили припасенные фонарики и прошли во второй коридор. Он был короткий и метров через пять круто уходил вниз. А затем все было так, как описывали в 1894 году университетские ученые: подземный дом;

- Что они с тобой сделали? – на глазах навернулись слёзы, - Я тебя вытащу отсюда, слышишь? Обещаю!

Чего бы мне это ни стоило.

Измученное тело забилось в угол палаты, опухшие полузакрытые глаза едва видели изображение перед собой.

В коридоре он наткнулся на дряблого человека в белом халате, тот осклабился, выпустив на волю целый ряд пожелтевших зубов.


Первый раз его заметили у архипелага Берленгаш — педальный катамаран с ярко-рыжими понтонами, тентом и флагом Португалии на корме. Управлял этой конструкцией один человек. Впрочем, рассмотреть детали с земли было проблематично.

Следующим днем незнакомец попался молодому блогеру Мануэлю Баштушу, который дрейфовал на доске для сапсерфинга в акватории Эрисейры. Подплыв ближе, он обнаружил

- Будь внимателен, Она уже вышла из подъезда.

Алина дала звонкий подзатыльник Глебу. Глеб ничего не ответил, медленно, очень медленно, как только мог, он убрал телефон в карман и стал следить за тем, как молодая красивая очень дорого одетая женщина открывает дверь авто премиум-класса.

- Странно, что Она сегодня без водителя.
- Может в отпуск ушел или заболел.
- Старший инспектор Петров, предъявите документы.

Отличное начало путешествия, ничего не скажешь. Пять минут в пути и уже остановка. Вот они, мои доки, все на месте, 5 раз проверила за время сборов.

Какие у инспектора Петрова серые глаза.
К Сейдозеру они вышли к вечеру. Переночевали в палатке, которую тащили с собой из Москвы, утром вышли из лагеря. Через два часа были на месте.

- Это Куйва! Местное божество, - показывая на гигантскую фигуру, непонятно каким образом проявившуюся на поверхности скалы, заявил Семен. - Охраняет эти места.
На скале, недалеко от вершины, темнело четкое изображение то ли духа, то ли человека. Мишке стало не по себе, но лишь на миг. Нахлынуло – и прошло.
Взбаламученная мною пыль щекочет нос. Нестерпимо хочется чихнуть, но нельзя. Взгромоздившись на старый, обитый кованым железом сундук, я приникаю к потайному глазку, случайно обнаруженному пару лет назад. В кабинете у массивного письменного стола синьор Лоренцо склонился к Лючии, однако все, что происходит сейчас между этими двумя, мало походит на романтическое, а уж тем более страстное свидание. Я жадно ловлю каждое слово.

- …и она станет первой, но у них будет одно условие, – глухо говорит синьор.
Кузина кивает и заправляет за ухо прядь иссиня-черных волос.
- Как я узнаю его?

День первый. Я встал в шесть утра. Мне понадобилось 15-20 минут, чтобы привести себя в порядок и ещё 5 минут что бы выбежать из дома и сесть в переполненный автобус. Через полчаса я ехал в метро. Часы на левой руке осведомили меня о куче времени до начала рабочего дня. Что ж, прийти на работу раньше уборщицы совсем не хотелось. Я уже выходил на улицу, как мимо меня пронеслись две девушки,
- Это твоя самая безумная идея! - полушепотом произнес Том, когда они с Дином укрылись в одной из неприметных полостей.

Небольшая квартира в центре города. Она хоть и маленькая, но зато имеет свой антураж, и там живут счастливые люди. Я со своей любимой женой Вероникой поддаюсь вечернему чаепитию и поеданию булочек, уж сильно на них подсел. Сладость тает на языке, имбирный чай обволакивает всю полость рта и тем самым приносит уйму замечательных мгновений. Всё испортил проклятый зомбоящик. Изрыгал потоки рекламы и

Много ли нужно человеку времени, чтобы изменить самые ненавистные в себе черты, перешагнуть сквозь барьер страхов? Кто то годами посещает психотерапевтов, а кому то везет испытать что-то.. как бы сказать, неординарное.

Уже прошел год, я помню только самые яркие моменты из этого неординарного, а что-то мозг уже приукрашивает и дорисовывает.

Был 2014-ый, я выбрал гору Онтаке,

Лето выдалось жарким: на улице города Николаева пешеходы искали прохлады, направляясь каждый по своим делам. Дарья смотрела в окно, приходя в нормальное состояние после ночной работы в Интернете. Уже было ближе к обеду, но несколько дней подряд напряжённого темпа выбивали из колеи. Звонок переключил внимание на мобильный – Макс, одногруппник из техникума, с которым они всегда неплохо общались.

В голове тарабанило что-то бессвязное, мой взгляд метался по сторонам, впиваясь в сосны и зазоры между ними — я пыталась вычислить преследователей. Их двое, и это все усложняло — нужно понять, куда бежать с этим рюкзаком теперь. Вжав голову и съежившись за пыльным бурьяном, я все равно была как на ладони, но искать место поукромнее некогда. Если что, буду отстреливаться прямо отсюда,

— Деда, ты обещал про Васятку! — жалобно протянула младшенькая, шмыгнув для верности носом.

— Поздно уж, бесёнок, — дед ласково потрепал ее по голове. — Бабушка и то ворчит, спи. Иду, Катерина Федоровна! Калитку только прикрою.

Накинув полушубок, он вышел во двор. Луна уже взошла, наст сверкал миллиардами лунных искр и хрустел под ногами.

I. За флажки


В полутемном кафе разговаривали двое.
– Не может быть, – вполголоса говорил мужчина средних лет, – ну, там кого-то из наших кровей, известного в своем узком кругу, ну, пусть даже широко известного…
Он понизил голос:
– Но, чтобы самого Рафаэля, это немыслимо, неправдоподобно. Откуда здесь взяться портрету кисти такого гиганта?
– Это даже не портрет, а так, набросок, эскиз,

– Тём, ты собираешь рюкзак, а я чищу камеру, – раздался женский голос из спальни.
– Есть, товарищ командир! - ответил Артём, любуясь своей трёхдневной щетиной перед зеркалом в ванной.

Войдя в спальню, он обнаружил супругу на кровати в нижнем белье, с сосредоточенным взглядом уткнувшуюся в новенькую экшн-камеру.

– Даш, нам через 10 минут выходить, а ты ещё не готова.
Жаркий ветер гонял труху по единственной улице захудалого городка Ван Хорн. На деревянном здании с башенкой прибили грубо намалеванную табличку: «Добро пожаловать в Ван Хорн, штат Техас. Население 80 человек». Перечеркнув цифру черной краской, внизу написали: «79».

Длинный плевок табачной слюны приземлился в кучу навоза на улице, больше напоминавшей проезжую дорогу. Парень, расположившийся под навесом городского салуна, задумчиво сказал:

– Малыш Джо визжал от боли, когда я прострелил ему кишки, – ковбой кивнул на табличку, – поэтому он промахнулся и я пью текилу, – он поднял стакан грубого стекла, – а он лежит на кладбище.

Здравствуйте, меня зовут Иванов Никита Игоревич, и я пишу эти строки в надежде избавиться от ужасных снов, которые преследуют меня уже не первый год. Вполне может быть, что именно благодаря этим снам я настолько хорошо помню все, что случилось в тот день — 14 декабря 2007 года.

Я и моя жена, Иванова Мария Анатольевна, в то время готовились завести первого ребенка, и чтобы все хорошенько

Мы все спим или это наяву… Двадцать первый век – войны нет, на Земле мир, ВИЧ и рак практически излечимы, космос почти освоен, осталось на соседние планеты слетать. А люди подсели, что называется на «умные» девайсы, и как дети. А эти последние, я имею в виду - дети, сегодня под присмотром и кого? Где живое общение? Кто читает приключенческие рассказы, играет на улице, занимается спортом? Хитрят,

В семь утра в тесную квартирку на окраине Нью-Йорка постучались мужчина и женщина.

- Может, ещё спит? Рано ведь, - предположила женщина, доставая из сумочки карандаш и блокнот.

- Люди его сорта обычно не запирают, - усмехнулся мужчина и повернул ручку двери, - Voila!

В прихожей среди пустых бутылок и пятен грязи сидел широкоплечий мужчина с лохматой бородой и

Луч фонаря тонул в бездонном мраке и, не находя себе опоры, бессильно исчезал. Холодное дыхание бесконечности билось космическими образами в ограниченный разум. Сердце сжалось и подступило к горлу от одной только мысли, что телу сейчас предстоит сделать следующий шаг. За спиной слышалась возня и крики, но я уже был слишком далеко, решительно двинувшись вперед. Мысли исчезли, рука потянулась
- Давай быстрее.
- Да иду я, иду, - сказал Леха и догнал всю братию в два прыжка.
- Пока училка не видит, надо место найти, иначе не даст доиграть.
- Это точно.

Кто такие барды, молодому поколению сейчас даже, наверное, и неинтересно знать. Их стихия рэп.

Люди же моего поколения благоговейно вспоминают Окуджаву, Визбора, Дольского, Кукина и ещё много талантливых представителей этого жанра.

Наши посиделки на кухне 70-80 х гг. с прослушиванием и обсуждениями новинок жанра, событий эпохи не раз описывались в произведениях советских авторов.

Два подростка развалились на лавочке, возле подъезда элитного четырехэтажного дома. Ашот вяло жевал шаурму, а Влад пил пепси-колу. В этом году они окончили школу и проводили последние летние каникулы.

— Скучно, — сказал Влад, — чем займемся?
— Не знаю, — ответил Ашот, — вот бы рвануть в Москву. Тоска здесь смертная, а там, наверное, полно приключений.

Рядом,

Умный, независимый и самостоятельный человек Мстиша Волков лежал на расстеленной кровати в школьной форме и тапочках и страдал. Он сопел, вздыхал, хмурил брови, щурил зудящие от непролитых слёз глаза, кривил губы, шмыгал носом и судорожно сжимал кулаки.

Так страдать умеют только двенадцатилетние мальчишки, подозревающие, что их взяли из детдома. Уж родного-то сына не стали бы ругать за

Нога парня предательски скользнула в пустоту. Руки впились в боковые перекладины лестницы. По позвоночнику пробежал неприятный холодок и застрял внизу живота.

— Чёрт! — выругался он. — Что я здесь делаю?

Три дня назад Олег Тихомиров, студент исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, сидел в университетской библиотеке. Рядом листали книги две девушки-одногруппницы:

Многие являются блогерами, но лишь самые отчаянные становятся известны.

Я стоял на строительной площадке посреди сырой грязной осени и глядел вверх, туда, куда уходило железное туловище высотного крана. Ярко-жёлтая металлическая башня поднималась так высоко, что стрелы почти не было видно.

– Ты уверен? – рядом со мной стоял мой лучший друг Антоха и тоже смотрел вверх.


Идиота звали Венечкой, но все называли его Соплей. Здоровый он был, килограмм сто с гаком, а разум как у трехлетнего ребенка. А клад якобы был спрятан в заброшенной деревне Ханки.

Забросили ее еще в 1970-х. Позже некая экспедиция обнаружила рядом древнее языческое капище, памятники неолита и все такое. Тут народная фантазия не устояла и начала фонтанировать разными историями.

У Арчи появился шанс! Его давний приятель прислал письмо с Аляски, куда он отбыл из Англии несколько лет назад — где—то в глухой местности, по руслу реки Юкон, он нашел золотую жилу. Золота много, очень много! Один он не справится. Да это и небезопасно. Нужны были сильные, выносливые компаньоны, которым можно доверять. Путь предстоит непростой — сначала пароходом до Нью—Йорка, затем поездом через

Гуляя вокруг Патриарших прудов, я в сотый раз погружалась мыслями в свой любимый роман «Мастер и Маргарита». Как и Мастера, меня охватывало сожаление, что не я тогда встретилась с Воландом. Конечно, я не продала бы душу дьяволу, как Маргарита, но какое-то ведьминское начало во мне присутствовало.

На улице стоял конец сентября, осень позолотила клены, и на несколько минут я отвлеклась от

- Все, ребят, дальше сами! Уверены, что мы на месте? - проводник усмехнулся. Впереди была отвесная гора.
- Да, место подходящее, - Юра подмигнул жене.
- Туристы здесь редкость. Для местных эти места священны, – проводник с раздражением посмотрел в сторону кустарника, обвязанного лентами. - Хотя и сюда уже «гости дорогие» тропинку протоптали!
- Мы знаем, что так нельзя,

Под сводом хижины завывал ветер — одну из шкур сорвало с бивня, и теперь на Хуга немигающе уставился белый диск. Было в его свечении что-то зловещее, предостерегающее, от чего не удавалось избавиться, просто закрыв глаза. В кострище ещё теплились угли, рядом с Хугом сонно сопела сестрёнка. Так безмятежно, что Хугу тоже захотелось стать девочкой. Тогда его не выгонят из племени, не лишат тёплых
Вначале была пустота. И больше ничего не существовало, кроме двух гигантских тел: Огненного шара и Ледяной глыбы. Эти объекты странствовали по бескрайним просторам пространства, пока не встретились лицом к лицу. Наконец они набросились друг на друга и сцепились в непримиримой схватке. И настал большой взрыв. Мириады осколков льда пронзили пустоту, проложив Млечный путь и развесив планеты. Казалось, силы Льда одержали вверх, но Огонь не отступил, закрепив в центре Мира светило по имени Солнце! Под воздействием пламенного начала на планете Земля прям из недр вышла светлая и разумная раса арийцев. Но и враг не дремал. Ледяное начало так же устремилось на Землю, чтобы породить особый вид животных, которые лишь претворялись людьми. И сейчас основная нечистая рать залегла в России перед последним сражением…

Май. 11. 1819. Одинокий мыс.

Он проснулся, резко дернулся, дотянулся до шторы и выглянул в окно. Темно, старая береза как обычно размахивает тонкими плетьми, пытаясь дотянуться до него. Через минуту он уже втиснул ноги в замерзшие сапоги и выбежал, пытаясь на ходу попасть в рукава штормовки. В полной темноте, прижав к груди незажженный фонарь и стараясь не упасть на неровностях
В одном из поселений жила семья в глубокой глуши, где не было цивилизации. Все было хорошо, семья была очень счастлива, но в один момент их настигла большая беда, старший член семьи очень сильно заболел. Тогда дочке по имени Джессика, которая была очень сильная духом и с отважным характером, пришлось отправиться в путешествие на поиски лекарства для отца. Она понятия не имела, с чего ей начать поиски. Однажды поутру ей приснился сон, голос из небытия произнес: "Тебе нужно найти одно священное место, где расположен небольшой водопад, по которому течет вода, похожая на молоко. А берега, омывающие это место, имеют целебный эффект. Тебе нужно отправиться в это место, но при одном условии - ты должна идти туда босиком.".
Настоящее повествование представлено в жанре альтернативной истории. События, изложенные в рамках жанровой трактовки, реальны. Все имена вымышлены, совпадения случайны.

Вступление

Это было обычное интервью, каких было много в её жизни.

Солнце встает над трассой, пока еще лениво нагревая асфальт. Сейчас утро субботы, и впереди два дня очередного этапа чемпионата по дрифту. Скоро здесь станут делать облака и проходить повороты по траекториям, противоречащим законам физики, а автоспорт будет в опасности. Поэтому людям и технике придется работать на пределе возможностей и даже сверх этого, ведь только так добывается победа.


– Юля! – бас шефа гремел на весь офис. – Зайди!

«Третий раз за полчаса. Вот неугомонный», – подумала Юля, но отозвалась мелодичным голосом:

– Иду, Пал Палыч!

Ночью у девушки был самолет, дома ждал собранный чемодан. Отпуск официально начинался завтра, в последний рабочий день она подтягивала «хвосты». Путь лежал в другое полушарие, и было очень волнительно впервые в

Выхода у Билла не было. В карманах пусто, а расплатиться с Джоном следовало еще вчера. Добродушный Джон превращался в весьма сурового господина, когда дело касалось карточного долга. Внушительности его настоятельным требованиям добавляли братья Биггинсы, которые совсем не умели изящно объясняться словами, зато красноречиво действовали кулаками и со своей бандой наводили страх на половину Сан-

Жил в одной деревеньке мужик со своей женой. Купили они однажды телят на откорм. Корову ещё держали, молоко возили на молочный завод. Целый год семья честно трудилась. Дружно вместе траву косили, сушили, в стога складывали. Воду вёдрами носили бычкам. Те после сухого сена много пьют, по два ведра за раз. Навоз тоже чистили, целый курган на огороде поднялся. Вот выросли телята, превратились в

- Зина, не кочевряжься, а? Не начинай вот это всё. Какие кости, Зина? Кости будут у нас на обед, если мы не провернем это дело, поняла? Болят – переболят. Когда старческий склероз начнется, ты сразу об этом забудешь. А раз помнишь – значит, еще молодая и здоровая. И нечего притворяться. Давай, я скоро буду.

Стильный кардиган, малиновая шляпа с широкими полями, крупные серьги и браслет -

– Официант! Да-да, ты. А ну, тащи сюда самое дорогое пойло, которое только есть в этом баре! – выкрикнула порядком захмелевшая девчонка. – Сегодня днюха у моей подруги. Лучшей! Лучшей подруги, – не дожидаясь, пока принесут новую выпивку, она подняла недопитый бокал. – За тебя, солнышко!

Девушка, сидевшая в углу дивана, вяло кивнула:

– За меня...

Её лицо вовсе не

- Олежа, тебе надо сходить на свидание, - сказал Юрий.
- Ты же знаешь, братан, у меня не очень выходит общение с женщинами, когда надо делать что-то до секса и что-то после него.
- Суть в том, что это драйв, понимаешь, охота! Я вот в тиндере с четырьмя тёлками общаюсь прямо сейчас, поменьше думай, говори, что в голову приходит.
- Что такое "тиндер"? - Спросил Олег.


Бескрайние поля, пересечённые жидкими лесополосами, виднелись из окон дома. Вид портило только кладбище, расположившееся на косогоре в зоне прямой видимости. Меньше соседей – больше личного пространства. Так рассуждал Виктор, относительно молодой хозяин дома, всю жизнь проживший здесь. Жизнь на окраине села имеет свои преимущества.

Старый дом был удобный и надёжный. В гараже стоял белый

Хороши же советские коммунальные квартиры! Вот я, Иван Фаттеич Полканов, как недавно опростоволосился – морок на меня нашел.

Впрочем, расскажу все по порядку. Живу я в бывшем доходном доме Алексашки Михайлова. Фрукт был Алексашка! Это по документам у нас числится доходный дом, а вот спрошу я вас:
– Зачем в доходном доме потайные ходы и тайники разные?
– Какие-такие потайные
Егорка, дождавшись, когда мама уснула на диване возле коляски малышки Тони, закинул за плечи солдатский рюкзак со всем «необходимым». Аккуратно прикрыв за собой дверь, он вышел на улицу в августовский зной. На дворе перед домом была детская площадка. Его пятилетний братишка – Никитка сидел в песочнице, делая пасочки из песка. Одноклассник Егорки – Мишка старательно каждую его пасочку разрушал, сметая их палкой. Мишка - один из самых выдающихся двоечников второго класса. Он был задира еще тот, а потому лучше ему под горячую руку не попадать.

– Ты идешь? – крикнул брату Егорка.

Никитка, завидев брата, вскочил, бросил лопатку, и поспешил к нему.

Необязательные, но сложные отношения людей редко прерываются. Они дают ощущение не телесной и духовной близости, а некоей валентности интересов, соединяя противоположности — необычно похожих и катастрофически разных людей. Школьная дружба один из таких феноменов. Олег проучился на любимом факе три года и решил все бросить. Основы программирования он изучил, мысль о бесполезности диплома усвоил,
Живу я в небольшом городке на Южном Урале, недалеко от горного национального парка "Таганай". По мнению приезжих туристов, по красоте местные горы не уступают Альпам, именно поэтому здесь организованы многочисленные туристические маршруты.

Мы, как местные жители, практически не замечаем этой красоты, считая, что так должно быть везде и не особо жалуем склоны гор своим посещением, но иногда, при наличии свободного времени, выбираемся побродить по холмам, так сказать, приобщиться к природе.

- Забираем левей – ветер меняется, нужно подойти к берегу, на случай чего. Вдруг заметим какое поселение – будет совсем хорошо, – проговорил мужчина, на груди которого блестел металл доспеха, частично скрываемого медвежьей шкурой, обращаясь к старику, сидевшему за рулевым веслом.
- Будет сделано, хёвдинг. Боги к нам нынче особенно милостивы – давно мы без потерь из вика не приходили.

Тонкая пелена едкого дымка застилала глаза пассажирам. Юный щеголеватый господин разоделся неприлично роскошно для вагона второго класса, поглубже утонув в теплые меха и жесткое, полусырое сиденье. Неумолимый грохот и скрежет посеял тревогу среди тех, кто впервые сел на трамвай в горной долине. Но невозмутимый франт лишь курил, потягивая облака дыма, выпуская их в виде струй.

Юрка по прозвищу Долговязый всегда бредил кладами и, как побочный эффект, историей. Периодически наша дружная компания по его «надежной» наводке срывалась с насиженных мест и дрейфовала в сторону приключений, великих открытий и несметного богатства, реальными из которых были происшествия, не всегда приятные, но всегда запоминающиеся.

На новогоднюю вечеринку он прибыл с такой таинственной рожей, что все поняли: летом грянут авантюры. Весь вечер он припирал к стене или шкафу то одного, то другого товарища и с великим пафосом вещал, что смог он завладеть абсолютно правдивой картой местности, где таинственный город появлялся на одну самую короткую ночь в году, а добра всякого в том городе видимо-невидимо.

- Название у города есть?

Каждый моряк может вам поведать немало забавных историй из своей морской практики. У меня - третьего помощника капитана теплохода "Териберка" - был в жизни месяц, который остался в памяти из-за необычных происшествий. Рейсы у нас в тот период были недолгими и необременительными. Мы ходили из Европы в порты Балтики, в основном, в незамерзающий Калининград, куда из-за ограниченного ледового класса

I
21 декабря 2012 года. Солнечные лучи пробиваются сквозь перистые облака, льдины дрейфуют по волнам южного океана, образуя непроходимое ледовое поле, на которое периодически вылезают поваляться морские леопарды. День для этих краёв на редкость ясный, на побережье оживлённо покачиваются чёрно-белые «улыбающиеся» пингвины, в небе парят буревестники, подстрекаемые гомоном полярных крачек.

На горизонте

На комоде у зеркала красуется статуэтка — золотистая фигурка из папье-маше в виде обезьяны с глуповатой маской вместо глаз и оскалом в два клыка. Глаза обезьяны отливают рубиновым оттенком, совсем как страз на вольфрамовом кольце подруги Анжелы.

— Мечты сбываются, — щебетала миниатюрная брюнетка, вертя колечком перед глазами Кима.

— Не скучай, вернусь с Бали, сувенир привезу,

«Фьюить», - пропела камча, резко ударяя по волчьему телу. Удар, ещё удар, без остановки, так что боль разлилась по руке. Один хищник, жалобно подвывая, начал отставать. Другой бросился на всадника, но тот успел увернуться. Кони продолжали скакать по снегу вперёд, туда, где виднелись горы. Ерлан не выпускал из виду Карлыгаш, опередившую его и вырвавшуюся от волчьей стаи. Её руки тоже сжимали камчу,

По дому пополз слушок — пропала Любка из семнадцатой квартиры. Была она особой беспардонной, шумной, охочей до мужиков. В сорок пять лет почувствовала себя «ягодкой» и окончательно слетела с катушек. Достала всех вечным шабашем, но замечание делать — себе дороже! Заткнет, пошлет, да еще собачьего дерьма в почтовый ящик закинет. Сгинула, и черт с ней!

Однако один из бесчисленных ухажеров

Таис притормозила и съехала на обочину. Она остановилась перекурить. Трасса М11 была сегодня мало загруженной. До стационарной автостоянки с кафешками было еще далеко, и Таис, затянувшись в последний раз, выбросила сигарету и решила обойти машину, проверить колёса.

– О, черт! - выругалась в сердцах молодая женщина - заднее колесо справа хорошо приспустило. Она решила голосовать,

Я ни за что бы не подобрал ту записку, если бы знал, чем это кончится. И не лежал бы сейчас скрюченным в огромном чемодане в багажном отделении самолёта, который скоро полетит неизвестно куда. Но я этого уже не узнаю, потому что до приземления замёрзну насмерть. Во всяком случае, где-то читал, что будет именно так.

Ну почему я такой дебил, а? – выругался в бессильной злобе на себя

Да, сегодня на крыше и вправду немножко холодновато…

Да-да, на крыше, и не подумайте, я не задумал ничего плохого, просто крыша — это моя работа. И каждое утро, вылезая на самый верх своего десятиэтажного дома, я успокаиваю свои нервы перед тяжелым рабочим днём. То, что он будет не самый лёгкий, можно предположить по специфике работы. Исходя из выше сказанного многие могут подумать,
Капля пота, медленно огибая бровь, стекла вниз по щеке. Маркус раздраженно вытер лицо тыльной стороной ладони. Эта жара начинала доканывать его. Он снял ботинки и с болью посмотрел на пятна на носках от запекшейся крови. Если бы он захотел их снять, то пришлось бы отрывать затвердевшую ткань от стертых до мяса пальцев.

- Надо бы обработать, - сочувственно сказал Эд, дружески похлопав того по плечу. – В раны может попасть инфекция.
- Сам знаю, - только буркнул Маркус. Неужели прошло всего семь дней? Еще в понедельник они открыли по банке пива и подняли тост за предстоящее приключение по Амазонским джунглям. Эд, их проводник, обещал показать затерянный город, куда не ступала нога человека. Конечно, кроме его ноги. Тогда эта идея просто взорвала их мозг, но теперь все больше казалась глупой авантюрой.
- Эд, сколько дней нам еще идти? – Кевин сидел на бревне рядом с Маркусом и крутил в руках сигарету – они были на вес золота.

Сколько раз себе повторяла, что не стоит всё делать в самый последний момент. Так нет же! Как говорится, горбатого могила исправит. Правда, в моём случае это вряд ли произойдёт. Я, наверное, даже будучи на том свете найду, куда опоздать. Ну а пока… Пока я готовилась к отправке в Москву. А оттуда предстояло уже путешествие в чудный город Киров. Наверно, я сошла с ума, раз отправляюсь неизвестно

Итак, приступим, дамы и господа.

Уже год как я живу одним днем – днем Сурка. Рабочие дни похожи на выходные и наоборот. Подъем в 6:20, умывание, чистка зубов, завтрак, нужно покормить кота. Пока проделаешь все эти нехитрые манипуляции, уже нужно ехать на любимую работу, в 7:40 нужно быть там, иначе старший товарищ (назовем его Безумный Макс) будет недоволен.

Залпом допиваю чай,
Минула пара месяцев, как СССР прекратил свое существование, мне было двадцать лет, и я не знал, что человеческое сердце способно на такие эмоции. Я думал, что “сходить с ума от любви” можно только в кино и в припевах песен.

Она была, кажется, года на два младше меня. Если встанет на каблуки - будет выше на голову. Голос низкий, первое время я думал, что она застудила горло. Оказалось, что такой бас - наследственность, все женщины в ее семье разговаривают именно так. Этот голос, вкупе с по-настоящему девчачьей красотой, на самой первой встрече выстрелили в меня на пораженье.

Ее звали Рада. В общей компании я хватался за каждую возможность зацепить ее, уделяя особое внимание шуткам о голосе. На язык Рада была еще острее, чем я, и дерзко парировала все мои выпады.

Март 2000, Москва.

- Девятая квартира! Звони!

Стас надавил кнопку. Раздался зуммер, послышались звуки шагов и голос:

- Кто там?
- Нам нужен Сергей Перминов, - отозвался Борис.

- Я – Перминов. А вы кто?

Молодой казак расквартированного в Париже войска Федот Кириллович Огурцов важно подкрутил усы. Несмотря на юношеский возраст он уже неоднократно был отмечен начальством, ценившим отвагу и бесшабашность, потому многие сослуживцы называли Огурцова уважительно – по отчеству.

Майское солнышко жарило по-летнему, и Федот стал подбивать друга Яшку отправиться на реку. Благо вот она – рукой

Между ветками просунулись язычки огня, с шипением облизнули сыроватое дерево, распробовали и жадно принялись за угощение. Эйд встал, отряхнул колени, пошел к лошадям за дорожными сумками. Бьёрн проводил его одобрительным взглядом: сам бы управился быстрее, но пусть мальчик чувствует себя полезным. Привязал край полога к сосенке, дернул узел – не сорвало бы ночью, поздняя весна на островах

Каждый вечер Агата обходила нижний этаж аббатства Сент-Гвени и запирала входные двери. Она делала так уже целую неделю, ритуал ей нравился непривычной торжественной серьезностью, и она подумала, что, пожалуй, надо ввести его себе за правило.

Было поздно и тихо. Немногочисленные монахини уже спали. Что-то заставило Агату остановиться возле низенькой дверки в сад. Сквозь три слоя мореного

Лена вышла из машины, и, держась за дверь, благодарила усатого таксиста:

– Большое спасибо, что довезли! Дальше мы сами, – ее очаровательная улыбка поблескивала брекетами.
– Смотрите, как я вам и объяснял: пройдете вдоль леса, а дальше вдоль канавы…
– Да–да! Мы все поняли, – перебила Олька.
– Спасибо, мы задали координаты в навигаторе. Пойдем, – Денис захлопнул двери и кивнул

Второй год в Афганистане я служил на сторожевой заставе, на окраине города Кандагар. Застава наша была небольшая. Всего 23 человека. Один взвод пехоты, танковый экипаж вместе с танком, минометный расчет с двумя минометами - ну, в общем, и все. Задачей заставы была охрана участка дороги длиной в два километра, знаменитой бетонки, соединяющей Кандагар с остальным Афганистаном в самом опасном месте
«У тебя что, в родном городе перекрестков нет?» Да, наслушался уже вопросов от друзей. Не стоило и говорить, куда я еду, и зачем.

Мне нужен был один-единственный. «Идеальный» – так бы сказал Корбин-детка в Пятом элементе. Но увы, я как раз искал неидеальный перекресток. С рытвинами по сторонам дороги и на самой дороге, со ржавым знаком, где не разобрать указателя.

Я втихаря сверился с фото: точно такой перекресток, и вроде бы в Брянске. Не зря я потратил столько часов, просматривая панорамы улиц. Попутчик сверху всхрапнул, и я вздрогнул. Наверное, здорово путешествовать с конкретной целью, а не хватая дым руками, но по-другому я не умел.

Марк вернулся домой и, сняв ботинки, нервно закурил. На улице шел дождь, и Марк промок до ниточки. В углу лежал зонтик. Затем он пошел на кухню и поставил турку на плиту, чтобы сварить себе кофе.
В дверь позвонили. Это была его жена Лора.

- Привет, любимая? Как доехала? – спросил Марк.
- Привет, дорогой! Нормально! Помоги снять пальто! – сказала громким голосом Лора.

Огонь жадно глотает темноту и вытесняет ярким светом ночь. Глаза Джека горят яростью. В них скачут языки пламени. Они пожирают собой не только огромное поле пшеницы, но и остатки человечности в суровой душе фермера.

Прошлогодний урожай погиб от засухи. Чтобы выжить, Джеку ничего не оставалось, как взять ссуду в банке под залог земли и дома. И снова беда — пожар. Кто поджёг его поле?
- Мир становится меньше, - произнес один из старейшин.

Сидящие вокруг костра старики дружно закивали. Пламя бросало блики на их сморщенные, словно сушеный финик, лица, отчего гротескные тени то выпрыгивали из глубоких морщин, то снова трусливо прятались.

Маленький Афири, затаившийся за углом хижины, навострил слух, но продолжения странного разговора не последовало. На следующее утро он, на всякий случай, осмотрел окрестности поселения. Огромный и яркий мир и не думал уменьшаться: небо было таким же бескрайним, желтое солнце все так же посылало свои палящие лучи на открытые просторы саванны. Детям все вокруг кажется большим и бесконечным. Однако взрослея, Афири тоже начал замечать изменения. Многие традиции племени упрощались. Острые кромки древних обычаев сглаживались, подстраиваясь под изменяющийся мир. И только правила инициации вот уже тысячи лет оставались незыблемыми: чтобы стать мужчиной, мальчик должен в одиночку убить льва.
Мартин и Селена одобрительно переглянулись. Дом, который показывал им риэлтор, походил идеально: здесь был и бассейн, и несколько спален, и просторный холл. Как раз то, что нужно! Малыши – пятилетний Марк и трехлетняя Джина – резвились на ухоженном газоне возле дома.

– Мы его арендуем! – решительно сказал Мартин риэлтору и нежно приобнял жену. Ее струящаяся светло-розовая блузка красиво подчеркивала небольшой животик. «Скоро нас уже будет пятеро, – подумал Мартин – дети должны жить в хороших условиях».

Дом и вправду был чудесным: он находился недалеко от моря, со второго этажа открывался прекрасный вид на пляж. «Будем по утрам пить кофе и любоваться морскими пейзажами», – размечтался Мартин и снова приобнял жену. Риэлтор довольно хмыкнул и в уме уже подсчитал свою комиссию.

- Арс, какого дьявола ты творишь? Я на такое не подписывался!

Арс только ухмыльнулся, став на мгновение похожим на «Весёлого Роджера», радостно скалившегося со стены. Тим разозлился ещё сильнее:

- У него водянка, ты разве не видел?
- Видел, - кивнул Арс, - это лечится, ты знаешь.
- Нас посадят! Здесь не Франция с её законом трёх ударов! - бушевал Тим.
- Конечно,

Рафаэль Альварес работал на стройке. Когда Рафаэлю исполнилось девятнадцать, отец сказал: «Сынок, пришло время завести жену и подумать о ребенке». Рафаэль и сам осознавал неотвратимость такого шага.

Тереса не была самой красивой девушкой в Бруклине. Из-за своего выпуклого лба и грушевидной фигуры она слегка напоминала мальчика с синдромом Дауна. Тем не менее, родители Рафаэля сразу

Погода стояла осенняя и неуверенная. Тепло было, пока светило солнце. Но стоило ему исчезнуть, как тут же холодало, море темнело и приходило в движение. В такой день разбился люггер «Скарамуш» - шквал кинул его на камни. За какие-то четверть часа все было кончено.

Я сумел рассмотреть люггер до того, как он разбился. Он был неприметен словно мышь. Выкрашен от кормы до носа, от ватерлинии

Беда никогда не приходит одна. За короткий промежуток времени на человека обрушивается огромная куча неприятностей. Полоса неудач коснулась и инженера-электрика Иванова Максима. В одночасье он потерял свою половинку, хорошую работу, веру в себя. Жена ушла к другому, предприятие обанкротилось. У инженера появились большие долги и тяга к крепким напиткам. Но что-то не давало несчастному полностью
Мы с Юлей тонули в тридцати метрах от берега. Было обидно, что ласковое тёплое море оказалось обманчивым. Но ещё обиднее – умирать в неполные двадцать два года. Мы зашли в воду по пояс, начали барахтаться и дурачиться, и пологое дно нас не смутило. Каспийское коварство: вода внезапно поднялась до подбородка. Такая вот прелюдия опасности, очередной шаг – и ты с трудом касаешься дна пальцами ног. Это не страшно, можно спокойно вернуться на мелководье.

И тут поднялся ветер. Он дул от берега в море. Сначала осторожно, примериваясь. Так дуют в полный стакан, чтобы не расплескать горячий чай. Но вот ветер встрепенулся и набрал силу саксофониста в пылу концерта. А потом и вовсе психанул, будто море покрыто горящими свечами на торте именинника.

Ветер погнал море, как отару овец. Он сметал с берега пену, похожую на стаю утонувших мотыльков. Волны мёртвых мотыльков напирали с упорством и силой. И чуть не опрокинули меня.

«Белый десант» был давно готов к наступлению. Стратегия разработана, тактика продумана, сопротивление бесполезно. Все – холодны и безмолвны в эти последние минуты, тучи сгущаются, вот-вот будет отдана решающая команда. Так происходит всегда, но каждый раз по-своему. Есть в этом и азарт, и обреченность; и обыденность, и вызов. Белые одежды – как протест против окружающего мира, не такого

Да, это несомненно она – пестрая соломенная шляпа, неуместно яркий желто-оранжевый макияж, огромный попугай, ютящийся на плече. Мадам Стрэга Каттива собственной персоной.

— Кэп, только не говори, что нам к ней, – хнычет Пис, повиснув на моей руке.

— Не нам, а тебе, – подталкиваю я парня вперед, а сам отступаю на шаг назад. — Не дрейфь, ты справишься.

Не-а, у него нет

Стоявшая рядом симпатичная девушка улыбнулась и скромно опустила глаза. Он пожал плечами и уставился в окно. Но когда повернул голову, снова встретил улыбку незнакомки. Это еще что за новости! Во-первых, она ему в дочери годится. А, кроме того, он никогда не пользовался успехом у женщин. Даже в молодости, а уж про сейчас лучше и не говорить.

– Простите, – девушка шагнула к нему.

— Заткнись! — буркнул Эш.
— Сам заткнись! А мне поболтать охота. Так вот...

Неспешный поезд вез своих пассажиров из Порстмута в Лондон. В одном из вагонов, в одном из купе сидели три джентльмена, хотя двое из них выглядели не как джентльмены, а как парочка грабителей, причем довольно сильно потрепанных жизнью. Одного из них звали Эш Далтон, а того, кому мистер Далтон постоянно
Есть такая маленькая татарская деревушка Долгово, Пировского района. Там я, Альмира, моя старшая сестра Замира и троюродный брат, и сосед по совместительству, Дамир проводили летние и зимние каникулы. Мы организовали «Супер троицу», чтобы ходить по деревне с важным видом и помогать старикам, животным, иногда и растениям, а нам бы за это платили деньги в благодарность. Конечно же, из всего перечисленного, мы только ходили с важным видом, а разные приключения просто выдумывали и хвастали ими друг перед другом, будто так все и должно быть. Но мы выросли и когда встретились вновь, нам захотелось настоящих приключений. И мы решили пойти в поход за пределы деревни одни.

Гомон и смех, скрип кроссовок и стук каблучков — пятая группа сдала летнюю сессию. Пёстрая компания шла к Сержу Шумскому. Его огромная квартира могла вместить всех, хоть стоя, хоть лёжа. Впервые присоединившаяся к ним Ленка аж рот разинула, когда они входили в подъезд дома у метро Тургеневская.

— Папаша оставил, — пояснил Серж.

Три года назад его отец, напившись, попал под

Блаженную тишину раннего субботнего утра вспорола телефонная трель. Номер был незнакомый. Чертыхнувшись, Вика ответила.

Телефон прокурлыкал что–то невразумительное, из чего она смогла разобрать две вещи: звонил мужчина и «…уля умерла». Потом связь прервалась. Кто-то явно ошибся номером.

К своим тридцати Вика твёрдо уяснила: чтобы быть красивой, нужно высыпаться. Она хотела

Она бежала по мокрым тротуарам, не обращая внимания на резкие порывы ветра и начинающийся дождь. Удивленные прохожие расступались, провожая взглядом подростка, сметающего все на своем пути. Добравшись до дома, девочка пулей влетела в подъезд, и, не дожидаясь лифта, перепрыгивая через ступени, устремилась вверх. На третьем этаже она столкнулась с соседкой: «Любка, ты куда мчишься? Чуть с ног не

— Эй, шеф, — насмешливо окликнул я нашего главаря, пытаясь привлечь его внимание. Он был угрюм, серьезен и молчалив. Возможно, он был зол, но утверждать наверняка это было нельзя. Странный был этот человек, наш главарь. — А сколько идти нам еще-то?
— Ого, Койот Джо, выдохся? — хохотнул еще один член нашей скромной компании, обгоняя меня. Это был Малыш, и он был реально огромный. И еще он был

На свет оркестровой зоны щурилась темнота зала. Оркестр читал по лицу маэстро. Д.В. перевел взгляд по первому ряду: от тарелок к виолончели.

– Да, еще раз, пожалуйста, эту часть с пятого такта.

В ярком свете софитов пролетел шелест партитур. Электронный смычок замер в ожидании звука.

– Если на этот раз получится, обещаю – репетиция окончена.

Ого, навострились,

В величественном замке уже много поколений жили князья Руэри. У старшего Руэри было два сына, Финдли (Честный) белокурый от первой жены, умершей в родах, и Хев (Сердце) с черными как смоль волосами от второй Иннис. Друг Драммонд всегда был рядом с князем, поддерживал в скорби и радости. Он сам воспитывал сына, потеряв жену, и участвовал в воспитании сыновей князя.

Сын Драммонда Терлек
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Ваша учётная запись заблокирована для участия в форуме.
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/adventure/