Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Скачать Advego Plagiatus Проверка орфографии Транслит онлайн Антикапча

Антиутопия Адвего — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Антиутопия Адвего / второй тур
Антиутопия Адвего - литературный конкурс! - Обсуждение конкурса
Применены фильтры:
  • Нравится
  • Не прочитано
  • Прочитано

Ев ждал в ресторане свою девушку Си. Сейчас у всех короткие имена. Его старинное имя Евгений выбрал дед, тоже Евгений. Для прекращения путаницы из-за двух тёзок в семье внука стали звать Ев, а деда – Гений. Просто маленький Ев не выговаривал имя деда и по-своему его сократил. Смешно получилось. Дед и правда был умный мужик и мыслил нестандартно. Поэтому новое имя быстро прижилось, и даже друзья

Идти против течения сложно, куда проще плыть по нему. Лишь те, кто обладает стержнем, собственной силой воли и готовы упорно трудиться, способны хотя бы оставаться на месте, все остальные вынуждены падать все ниже и ниже. Но большинству нравится быть на дне, это не требует усилий.

– Кнуд? Кнуд Аменабл, неужели это... Ты?

Мужчина нехотя оторвал взгляд от большого экрана,

За поездку в автобусе у Семена сняли четыре лайка рейтинга.

Автобус был старый, тридцатых годов, еще на лиферных аккумуляторах. Семен знал это, потому как работал помощником механика в ремонтной мастерской, которая занималась починкой таких машин. В те годы DEK-чипы стоили слишком дорого, чтобы маркировать ими каждую деталь, и ремонтный узел, проглотив старую технику, то и дело застывал

Максимов внимательно смотрел на тело, лежащее перед ним. Все признаки смерти были уже на лицо – остекленевший взгляд, арефлексия, бледность кожных покровов. Максимов перевел взгляд на часы – еще нужно две с половиной минуты. Как долго…

Секунда, две, три. Всё. Обратный отчет начался. Затаив дыхание, профессор вглядывался в лицо умершего, изредка посматривая на монитор – там стали

Семён Андреевич Монин любил жить. Раньше. До тех пор, пока он считал, что смерть – неизбежное явление, которое рано или поздно происходит с любым человеком.

Так и было долгие тысячелетия. То, что происходит сейчас, в 2050 году, началось двадцать пять назад. Люди давно задумывались о том, как сделать человека бессмертным. Наука и медицина стремительно развивались и постепенно большинство

Признаюсь: я не ожидал, что это произойдёт мной. Вылететь за пределы первой тысячи своего учебного потока — это уже не серьёзный звоночек, заставляющий задуматься, а настоящий набат, рёв сирены. Теперь всё зависит от алгоритмов кадрового менеджмента: если рейтинг слишком упадёт, то моя фамилия украсит список кандидатов на переобучение по рекомендуемой программе, как это случилось с Серёгой.


Апчхи! – миссис Смит громко чихнула.

- Извините, немного простудилась.

Какая ирония жизни. Люди смогли победить все смертельные болезни, но не могут справиться с обычным гриппом.

- Проходим, проходим! Занимайте свои места.

Профессор Плантс в спешке усаживал всех на стулья. Последние полгода все, кому исполнилось сто двадцать девять лет, были обязаны посещать

Веселкин снова видел их во сне. Две точки. Одна маленькая, синяя, круглая, как неоновый фонарь, который выключают утром ровно в шесть. Вторая — сиреневая, с рваными краями и белесыми прожилками. Точки сближались, расходились и продолжали летать в межгалактическом пространстве.

Сон выбрасывает его в реальность, словно водяная горка в синюю глубь. Весь взмокший, Веселкин подскакивает: сон

– Чип доступа к беспроводной сети?

– Нет.

Специалист по работе с персоналом кинул неодобрительный взгляд и продолжил:

– Чип скоростной моторики?

– Нет, – Осип Никифорович робко поежился в кресле.
Каждый из вас, я уверен, ненавидит коррупцию. Вид нахального мажора на вишневом Феррари у любого порядочного человека вызовет негодование И еще сильнее моя уверенность в том, что подвернись вам шанс – вы бы сами с превеликим наслаждением припали клыками к аорте Родины. Задумывались ли вы, что коррупция – это не бич нашей нации, а скорее национальная идея? Мы плюём в монитор, глядя на золотые унитазы в чужих особняках. Но у каждого из нас есть шанс когда-то оказаться по ту сторону экрана и ощутить биение жизни. Ведь в мире без коррупции нам-то и мечтать будет не о чем! А просто жить, честно трудясь всем обществом у нас всё равно никогда не получалось…

Когда моя тётка, простая вахтерша ПТУ, выиграла в лотерее должность первого заместителя генерального прокурора, моё отношение к коррупции переменилось мгновенно. Это был джек-пот, ибо должности повыше можно было приобрести только на аукционе, за космические деньги.

- Я застал еще времена, когда нужны были паспорта, - сказал пожилой человек передо мной.

Таможенник пригласил пройти его через рамку металлоискателя, а после идентифицироваться. Через секунду на экране высветилось "Доступ разрешен" и служащий пропустил старика к гейтам аэропорта.

Я разработчик UITC (Юнайтед Информэйшнл Текнолоджист Корпорэйшн) в отделе безопасности. С момента

Эмма Добрынична была вполне довольна своей работой налогового контролера. Должность безопасная, двухмесячный отпуск, постоянно бонусные баллы начисляют. Дешевую государственную путевку можно взять — хоть на байкальский подводный курорт первого класса отправляйся, хоть в пансионате Гренландии отдыхай.
Вот только в конце года постоянно сдавали нервы. Люди уже начинают наряжать елочные дроны,

Меня зовут Сэм, и до сегодняшнего дня я был абсолютно счастлив. Еще утром все шло отлично, ничто не предвещало перемен. Я улыбался, пока чистил зубы и брился. В голове крутились обрывки сна. «Охота в Досумеречную эпоху», категория «Б». Ни секунды не жалею, что раскошелился на доступ к бэшному прейскуранту. Шикарная подборка сновидений, чуть не от каждого наутро бурлит в жилах кровь.

Игровая площадка расположилась в сердце парка. Оазис чистоты, щедро приправленный брызгами детского смеха, окружали деревья с мощными стволами и густой кроной. Эко-забор, ограждающий площадку от посторонних глаз.

Детей тут было много. Несмотря на нежный возраст, - в основном тот самый, когда энергии через край, а желание познавать мир значительно перевешивает способность к пониманию его

«Пора заканчивать со всеми видами неравенства! Не только по признаку расы, пола или происхождения. Так называемые способности и таланты — полная чушь! Люди равны изначально абсолютно во всем, деление на умных и глупых, трудоголиков и лентяев, красивых и уродливых, является такой же формой дискриминации, как и самый оголтелый расизм. Поэтому институт социальных лифтов в нынешнем виде должен быть
#3

– Ты болен. Серьезно болен. Почти безнадежно, – они твердят это целый день в разных вариациях. То сестра: «Лежите-лежите. Вам лучше не двигаться, мало ли…» То врач так улыбчиво: «Ну, как наши дела? Первый раз в моей практике пациент с тяжелейшим диагнозом – и молодцом!» То странный мужик из соседнего бокса: зайдет, повздыхает и уходит. Иногда пробормочет: «Бывает…» Ходят и ходят, как по графику. Неужели думают, что забуду? Смешные.

Я стойко сносил их визиты. Любезно кивал, отвечал на вопросы. На самом же деле злорадно хихикал внутри. Если бы они знали… Но тссссс. А потом кто-то сверху решил, что я недалекий. Или что-то задумал. Или просто пора бы ускорить процесс. И они активировались.
1

От наслаждения Виктор по-кошачьи щурился, чуть ли не мурлыкал, стараясь по капле растянуть удовольствие. Проснуться солнечным утром и еще сонным начать с самого приятного – великолепное начало дня! Тело наполнилось энергией и изнутри ощущался приятный холодок. Скоро в душ, потом кофе и можно свернуть горы. Как же хорошо, Господи! Может прямо сейчас повторить еще разочек?

– Эй-эй, ты что делаешь?! Не разгоняйся так! – недовольный женский голос вернул Виктора в реальность. От неожиданности он чуть не уронил почти пустой стакан с молоком. – Ты выпил уже почти всю норму за месяц, а сегодня только 11 число. Что потом будешь делать?

Запотевшее стекло офиса плачет дождём и подмигивает сотнями огоньков уличных фонарей и медленно плетущихся в огромной пробке машин.
Я не могу оторваться от мерцающего огненными каплями огромного окна, несмотря на то, что оно вызывает у меня необъяснимую тревогу. Надсадно воя, пролетели две полицейские машины, и звук сирен продолжает биться в моём пульсе.

- Когда я вырасту,

Если ты увидишь кусочек голубого стекла в небе, это, как правило, к удаче. Сколько Арсений себя помнил, погода была однообразна: небо застилали темно-серые испарения, которые он, как образованный человек и все-таки профессор, не рисковал называть тучами. Он так же боялся предположить, насколько эти погодные условия безопасны для населения. Для его друзей, знакомых, для его студентов.

Уверена, в книгах будущего по истории моя современность будет обозвана как-нибудь пафосно. Вроде «Золотой век человечества», «Эпоха перерождения» или прочий бред. Уже сейчас видно, что наше поколение, несомненно, запомнится, как люди, сумевшие построить безупречный мир. Это подтверждается сознательным отношением к окружающему миру, экономичным потреблением ресурсов, заботой о потомках и тому подобными активностями. Здесь больше не говорят об угрожающем перенаселении планеты, практически не существует серьезных заболеваний, и полностью отсутствуют детские дома.

Само собой, классовое неравенство преодолеть до конца не получилось, но для этого, как утверждают верховные правители, нужно больше времени. Зато в наше время очень легко быстро разбогатеть. Со мной, к примеру, так и произошло.

Итак, в мое время:

Поздравляю вас!

1

– Следующий, – сказал Старший Консультант, отпивая из чашки кофе.

Девушка коснулась панели управления, и голос зачитал данные:

– 42 года, кредит 758, один источник дохода, уровень счастья 254, постоянно снижается на протяжении трёх лет. На учёте в связи с рождением ребёнка. В прошлом году лишён родительских прав.

Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко...

Загудел зуммер, я проснулся как всегда в 7-00 утра, в своей отдельной комфортабельной капсуле со всеми удобствами. Это вам не дрянь старого образца, в которой даже расслабляющего массажа не было, здесь все что нужно приличному человеку: два на метр спального пространства, расслабляющая музыка после тяжелого рабочего дня, как я упоминал массаж

В то утро Рол проснулся от голода, в животе урчало невыносимо он представлял, как сейчас, откроет глаза и начнет свой новый день с мяса, да, именно с мяса, так как его организм протестует и требует этого мяса – сочного, зажаренного и так аппетитно пахнущего стейка. Он уже представлял у себя в голове, как он надрезает этот румяный стейк, как подносит его ко рту, какое неимоверное наслаждение при

- Благодарствую, барыня! – румяная девушка сунула поданный ей кусочек пластика в карман и выскочила за дверь.
- Есть там кто еще? – Эми зевнула. – Битый час сидим, я так на сэйшн опоздаю.
- Последний остался, - отозвался управляющий. – Степан Быков. Отец Марфуши, между прочим.
- Правда? – Эми проглотила очередной зевок. – Ну, давай его сюда!

Управляющий вызвал последнего

Сгорбившись, Юлий сидел перед почти пустым зеркальным столом. На столе лежали два инъектора – серенькие такие одинаковые пушечки с каплей розоватой жидкости в каждой.

Задача была проста: взять один из них и впрыснуть содержимое в предплечье. Только один. Любой. Но, черт возьми, который?

Ненависть и злость давно перегорели. Осталась обида, заслоняющая мир горькая обида
- Долой Эдем! Долой рабство! - выкрикивал оборванец с обочины проезжающим мимо машинам.

Пронесшийся на скорости Форд Херувим с ног до головы окатил бедолагу из лужи.

"Прости, друг! Справедливости от случая не ищут,"- подумал Комиссар и в знак извинения мигнул задними фарами.

— Ему рожать через месяц, а он требует клон своей умершей собаки!
— Серьезно?
— Ага. Я говорю ему, детка, у нас же скоро будет ребенок, тебе нужно готовиться к симуляции, зачем тебе чертова собака?
— А он?
— А он заявляет, что без собаки ему скучно и одиноко, потому что я уделяю ему мало внимания! Можешь себе представить, я вкалываю как проклятая по двенадцать часов в неделю,

Привет, я Маша, мне пятнадцать. На дворе 2050 год. До восемнадцатилетия еще три года и я порядком устаю от учебы. Пока еще карман времени нельзя использовать раньше восемнадцати. Зато потом - разлюли малина! Приятно смотреть на моих родителей! Всегда бодренькие, энергичные. Если устали, то у каждого есть КВ. Я тоже буду пользоваться.

А вот бабушка не пользуется карманом, поэтому часто

На исходе ночи Луна покраснела.

Холт остановился посреди горной тропы, всмотрелся в линию горизонта: абсолютно ровная, будто срезанная ножом – Стена Шангара. В призрачном свете её верхний край казался залитым кровью.

Он сбросил на землю кирку и лопату. Растирая ноющее к непогоде плечо, вслушивался в стон проснувшегося ветра.

Из темноты появился солдат, рявкнул:

Кроваво-красный закат стал последним символом второго восстания повстанцев и точкой отсчета до следующего. На этот раз Всемирная империя олигархов победила, остатки армии повстанцев разбежались, но не были сломлены. По крайней мере так думал Том Фокс, убегая от правительственных войск на быстроходной яхте, заранее припрятанной им на секретном причале.

Первое восстание, случившееся пять

Биок вышел на улицу. Не зачем-то, а просто потому, что его квартира изменила очертания: в стене появилось отверстие.
Его вело любопытство, или какие-то древние инстинкты, или он вышел на улицу просто потому, что не принял ещё душ, и отправиться в душ было логичнее после вылазки. “Это абсолютно безопасно”, сказал себе Биок. “… и абсолютно бессмысленно”, продолжил его внутренний голос.
Я рассматривал попутчиков со смешанными чувствами. С одной стороны, мной двигало любопытство: я никогда не видел аборигенов так близко, да и вообще видел их только на экранах учебников. С другой — чувство превосходства и неприязнь, которую мне придется подавить в себе на ближайший год.

Напротив меня сидел крупный бородатый человек, похожий на пенсионера — вероятно, один из последних представителей вида. Рядом неряшливо одетая девушка с бесформенной прической. Улыбнулась мне и снова спряталась за древним смартфоном. Путана, догадался я.
Еще двое играли в карты. Рабочие, их много в Колониях, где до сих пор применяется ручной труд.

«Бессмертие ждет нас! Ухватись за этот век, чтобы отправиться с нами в вечность!» Бредовые заголовки всплыли в памяти именно сейчас, когда я стояла на пороге своей лаборатории. Белый хлопковый халат висел по правую руку. Я трепетно дорожила этим архаичным атрибутом ученой степени.

Был вечер после обычной смены в конторе генно-модифицированных домашних растений. В двухтысячные люди
Артур

Раздался резкий звук таймера. Автоматически включилась бубнилка и затараторила жизнеутверждающие новости.

Артур поспешил встать, сегодня он торопился, сегодня особый день. За окном ещё было темно, в конце лета светало позже, да и заглядывало солнце внутрь мегаполисов с трудом – мешали высотки, нагроможденные друг на друга – свободного места не хватало. Освещение в основном было искусственное и круглосуточное. Мегаполисы не спали никогда....

Любая антиутопия может стать реальностью.

Они летели грузовым самолетом на базу Передовых Сил в Южных Землях. Дюжина взрослых мужчин, никогда не державших в руках оружие. Им предстояла охота на аборигенов полудикого племени. Они не знали этих людей. Они не хотели в них стрелять. Но все они хотели иметь второго ребенка в семье. А для этого получить сто заветных балов.

Вряд ли кому-нибудь приходила в голову мысль подсчитать, сколько яиц за свою жизнь он съел. Никиту эта мысль не оставляла. Потирая заспанные глаза, он распахнул холодильник и безошибочно подхватил картонную упаковку. Он точно знал, что в ней три яйца — столько, сколько он всегда съедает на завтрак. Кроме яиц на пустых полках грустил кусочек сливочного масла. Соли и хлеба традиционно не было.

Расправившись с глазуньей (никаких омлетов и яиц пашот), Ник вымыл посуду. Какой смысл от вечной жизни, если всё равно приходится драить сковородки? Налил в кружку кофе и открыл ноутбук. Предстояло много работы. Как всегда, впрочем, как всегда.

Русалка косила на оба глаза, а у учёного кота был исключительно придурковатый вид. Мог ли он нарисовать лучше? Несомненно. Но нельзя.

Вот это да! Я снова оглядываю своих соседей по Нижнему Уровню. Несколько молодых парочек с сопливыми детишками, совсем юные девушки и парни, у которых еще не прошли первые прыщи и даже старики. Никто из нас не помнит, что было до того, как перенаселение загнало людей под землю. Конечно, мы неплохо здесь устроились и научились жить более-менее припеваючи. Выращиваем грибы и картошку под лампами.

«С добрым утром, Стив!» - промурлыкал будильник. Светало. По карнизу отчаянно барабанил дождь. Стив приподнялся на кровати и сдвинул в сторону небесно-голубые шторы с огненным орнаментом. Небо было затянуто грозовыми тучами.

«Пора за работу», - подумал Стив. Чип, вживленный в его головной мозг, уже запустил утреннюю программу. Из кухни доносился дразнящий запах жареного бекона.
Председатель Всемирного Правления нервничал, да и было из-за чего - cитуация давно вышла из-под контроля, и вопрос на повестке дня стоял остро. Его Помощник старался сохранять невозмутимость, но крупные капли пота на лбу и дёргающийся глаз выдавали с потрохами.

- Давайте подытожим: рождаемость за последние полгода снова упала на 5%. Что происходит?

Вопрос был задан без всякой надежды на ответ, хотя у Помощника было заготовлено с полсотни отчётов и статистических данных, которые прямо или косвенно объясняли происходящее. Но он промолчал и был прав – монолог продолжился.

Гело пнул свинью изо всей силы. Посмотрел, как она катится по длинной дорожке, усыпанной бумажными цветами. "Как колобок", - мелькнула у него мысль. Он загоготал. Было от чего смеяться. Свиньи были ненастоящими, а никто этого и не заметил. Гело похлопал себя по большому животу и громко рыгнул. Похороны в этот раз удались на славу.

Первая жена ушла тихо. Во сне. Никто и не догадался,

Несколько сотен человек смирно стояли одной линией в огромной зале. У некоторых судорожно тряслись руки, другие постоянно смахивали капли пота с лица. Напротив в несколько рядов были установлены массивные металлические столы, местами потускневшие от ржавчины. На каждом из них располагались огромные казаны диаметром метра в два, до краев наполненные алым, слизким желе. Полупрозрачная гора игриво

I

Зло в радужной оболочке

Все началось шестого июня 2066 года, когда в моей родной Калифорнии на выборах победил кандидат от партии голубого крыла ЛГБТ. Пропаганда гомосексуальных отношений стала набирать обороты еще в начале двадцать первого века – термины родитель № 1, родитель № 2 пугали консервативных людей старшего поколения. Хорошо, что немногие из них дожили до 2035…

К 2025 году розовые и

– А-а, какой накал! Выборы губернатора проходят с ошеломляющей скоростью! Кандидат от либеральной партии пытается обойти кандидата от консерваторов. Вот он резко ускоряется при яростной поддержке трибун, обходит, обходит….. Да-а! Йес! Либералы впередиии!!!

Комментатор срывается на визг, а я поспешно сдираю гарнитуру. На экране толпа сметает хлипкий заборчик, подхватывает министерский… ах,

Сегодня

Когда вы последний раз радовались утру? Пению птиц? Крику петуха, решившему объявить миру о восходе солнца? Лаю собаки под своим окном, завидевшей крадущуюся вдоль стены дома кошку?

Мне повезло. Сегодня у меня – именно такое утро. Я никуда не спешу, могу поваляться в кровати, но не буду. Впереди меня ждет интересный день, который я планировал несколько лет.


Карл Омуров помялся на стуле и посмотрел на сидящего за столом специалиста отдела кадров. Молодой мужчина в белой рубашке с закатанными рукавами внимательно изучал документы в папке.

– Карл Эливич, результаты в целом нормальные, – сказал он тихим шершавым голосом, – эмоциональный фон стабилен, в удовлетворительном состоянии физическое здоровье и нервная система, учитывая Ваш возраст.

«Хазаайка!» – молодой нагловатый голос с нерусским акцентом застал Элину врасплох. Голос раздался ближе: «Хазаайка!» От ужаса девушка плашмя упала на пол и поползла в сторону вещевого шкафа, надеясь, что её не видно в окне. Забравшись в укрытие, она в щёлочку наблюдала, что будет дальше.

Не дождавшись ответа, коммивояжер пробил рукой далеко не хлипкое полотно двери и просунул голову.

«Доброе утро! Наша компания «Мир без забот» желает вам продуктивного дня и сообщает, что ваш уровень серотонина – 100%.»

Я опустил ноги на теплый пол и потянулся, бросив взгляд на небольшой экран своей капельницы. Ярко-зеленым на ней светилась жизнерадостная сотня, а чуть ниже прибор показывал время. Я улыбнулся.

- Что бы я без тебя делал.

Я приготовил себе вкусный

Одиночество

Офис. Самый обычный офис небольшой провинциальной компании. Все заняты чем угодно, только не работой. Пятница же. Не это страшно. Пятница совпала с днем зарплаты, вот это действительно страшно. Я думаю, вы понимаете: работа закончится часов в 11. С этого момента весь офисный планктон будет пить чай и мечтать о предстоящих выходных. В меру своей фантазии, разумеется.


Хороший рассказ, как и хорошая жизнь, похож на поток. Но мне всегда было интересно, куда этот поток направлен и в кого он в итоге вливается. Думаю, это какой-то круговорот. Информация, которую мы выдаём, в конце концов в нас же и поступает после обдумывания и переработки коллективным бессознательным. Наверное, то же самое происходит с жизнью. Прожив её, мы смешиваемся с другими жизнями,

Сергей Васильевич, как обычно по утрам, пил кофе и читал утреннюю газету.

— Доброе утро, па, — Арина вошла в кухню и поцеловала отца в щеку.
— Рано ты сегодня уходишь.
— Еще к Ольге заскочу. Сегодня мой первый день в Городе Счастливых.
— Не ходила бы ты, — вздохнул старик и отпил из кружки.
— Па, давай не будем… Что там пишут? — Арина кивнула на газету.
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Ваша учётная запись заблокирована для участия в форуме.
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/dystopia/