Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Адвего Лингвист Проверка орфографии

Рассказы из детства — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Рассказы из детства / первый тур
Рассказы из детства - литературный конкурс! - Обсуждение конкурса
Конкурс (advego)
Вакуум / #14

Мир начинал рождаться около шести часов утра. Сначала в светящемся пространстве начинали плыть геометрические формы, вертеться цветные пятна, точки и палочки. Потом всё тело охватывало мучительное чувство тесноты, спина начинала чувствовать матрац, становилось тесно ногам, упиравшимся в спинку кровати. Алексей начинал ворочаться с боку на бок и постепенно просыпался, вернее, переходил в состояние полусна-полубодрствования. В этом состоянии он мог лежать несколько часов.

Когда он просыпается окончательно, мама давно на работе. Бескровный свет дня заливает комнату в добротной сталинке. За большим окном – снег, снег, снег. По колено в грязном снегу стоят два чёрных тополя, за ними – светло-серая стена пятиэтажки. Между тополями – дорожка, по которой никто не идёт, только чёрные птицы клюют крошки хлеба. За стеной пятиэтажки – чугунная ограда, за ней – широкий проспект, на другом его берегу – панельные хрущёвки. Над ними в небо вонзается чёрно-коричневая заводская труба. В комнате душно, форточку почти не открывают, потому что мама Алексея простывает от каждого ветерка. Душно, мрачно, скучно.

Алёша идёт в ванную, умывает лицо, привычно чистит зубы, разогревает на кухне завтрак – салат, макароны, куриный суп. Завтрак должен быть сытным, чтобы набраться сил на весь день. И три кружки чая – для Алексея это эликсир жизни. Без чая и жизнь не жизнь.

Ест Алексей всегда с книгой, увлекается чтением, ест медленно, почти целый час. Позавтракав, относит посуду на кухню – мать вернётся с работы и вымоет, самому неохота. Чёрная работа не для него.

Скоро придут учителя. Алексей не торопясь переодевается – надевает костюм-тройку, только на жилете оставляет незастёгнутой среднюю пуговицу, чтобы из-под пиджака не было видно. Когда у тебя абсолютно всё в порядке, на душе как-то невесело. Остаётся ещё минут пять, чтобы пройтись по комнате, вытереть пыль, разгладить покрывало на кровати, чтобы было ровно.

В полдень в дверь звонят – это пришла учитель, Галина Николавна. Невысокая, сухая, юркая, она уже несколько десятилетий не меняется – ни внешне, ни внутренне. Алексей знает, что она герой, она победила рак. Галина Николавна – человек с большой буквы, тот самый, который звучит гордо, потому что никогда не сдаётся.
Не снимая берета (волосы не настоящие), Галина Николавна пролетает в комнату Алёши и начинает истязание. Если бы сегодня был русский язык, было бы не так страшно, там можно аргументировать свою позицию. Но русский завтра, сегодня литература, и надо со всем соглашаться.

Галина Николавна подробно рассказывает о «Слове о полку Игореве», о том, что его написал сам князь Игорь. Это не так страшно. Когда она полчаса требовала согласиться, что прототипом лесковского Левши был Леонардо да Винчи, было труднее. Лучше бы она преподавала математику, как когда-то. Зачем ей понадобилось переучиваться?

Как обычно, урок заканчивается скандалом. Галина Николавна требует у Алексея сказать, какой из переводов «Слова о полку» музыкальнее – Лихачёва или Заболоцкого. Конечно, поэтический перевод всегда будет музыкальнее прозы, в нём богаче звуковая инструментовка. Учительница считает, что это не так, перевод Лихачёва ближе к ритмам Древней Руси. Алексей упирается, Галина Николавна не сдаётся. Она победила рак и этого мальчишку победит. «Я занимаю позицию разума, а ты – позицию быка. Стоишь на своём и ни с места». Через двадцать минут Алёша начинает нервно хихикать после каждого её слова. Жизнь в том и состоит, чтобы отстаивать свою правоту. Алексей это знает, берёт с неё пример и борется по её же правилам. Как она этого не поймёт?

Урок длится почти два часа. В дверь звонит следующий учитель – биологичка. Найти компромисс с Галиной Николавной не удаётся. Великий педагог бежит в прихожую, быстрыми движениями надевает сапожки, накидывает шубку и уносится домой – она живёт в соседнем доме, с мужем-музыкантом и душевнобольной дочерью. Место у стола Алексея занимает Виктория Павловна, молодая, весёлая. По виду Галины Николаевны она сразу поняла, что к чему: «У всех свои тараканы в голове». Алёше разрешено минут десять отдохнуть, попить чаю. Виктория Павловна в это время на его столе заполняет классные журналы, в школе не успела, с собой взяла.

Алексей пьет чай и ест бутерброд с вареньем. Движения рук Алексея неловкие, капли варенья падают на пиджак. Вика Павловна поглядывает на него с сочувствием. Талантливый мальчик, но в себя ещё не пришёл. Это и взрослому пережить трудно. Ребёнку одиннадцать лет, он вечером слышит крики в подъезде, выбегает, а там отец еле стоит, за стенку держится, на полу двое бандитов без сознания, нож чей-то, весь в крови, рядом сосед, тоже на крик выскочил, спрашивает: «Как ты?» «А вот как!» – отец распахивает пальто, и вываливаются внутренности… Алёша после этого заболел, ушёл в себя. Перед ним на улице могла пронестись машина, а он не понимал, что его чуть не сбили. Сейчас, через три года, уже лучше, но выздоравливать придётся ещё долго.

Хотя ему бы не мешало иногда побыть с людьми. Уже сейчас.
Начинается урок. Алеша слушает про этапы антропогенеза, рисует схемку в тетради, искоса поглядывая на длинные белые руки Виктории Павловны, её круглую, коротко стриженую голову. Биологичка говорит громко, сдобным голосом. Алёша роняет ручку, чтобы можно было нагнуться и взглянуть на ноги Вики Павловны, так, чтобы она ничего не поняла.

Биология длится минут двадцать, затем классная ставит Алексею пятёрку и убегает. Можно отдохнуть. Алёша включает телевизор. Показывают балет, «Кармен-сюиту». Плисецкая танцует в холодном пустом пространстве, оно словно боится её танца, каменеет, цепенеет, но постепенно наполняется токами музыки. Музыка, как птица, порхает над балериной, то садится на плечо, то взмывает ввысь. Атомы музыки носятся вихрями, роями, водоворотами. Алексей смотрит, как женщина борется с музыкой, укрощает её – но она сама есть музыка, и она это знает. Всё становится музыкой – и тело, и душа. Всё становится страстным, лёгким, оголённым, огненным, бессмертным.

По спине Алексея бежит холодок, сами собой складываются стихи. Не выключая телевизора, Алёша бежит к столу и записывает их в тетрадке. Как эти каракули непохожи на круглые, увесистые буквы, которыми он заполняет школьные тетради! У него два почерка – один правильный и медленный, другой пляшущий, нервный. Один – для уроков, другой – для стихов.

Алексей поднимается от тетрадей и подходит к окну. Сквозь тонкий лёд оконного стекла виден вечереющий мир. Жизнь течёт своим чередом, люди гуляют по улицам, а он без вины заперт здесь, в панельной однокомнатной утробе. Он может любоваться на этот мир, смотреть телевизор, читать книги. Оконное стекло защищает его от жизни, он будет сидеть здесь, пока его душа и тело сами не станут стеклянными. А потом жизнь ворвётся в его дом, это всё равно случится, рано или поздно. И стекло разобьётся от первого грубого прикосновения. Когда бы он прожил хоть семнадцать лет! Он бы узнал и любовь, и драку, и счастье… Но он был убит в одиннадцать, вместе с отцом. И точка.

Алексей открывает форточку – пусть ветер охладит лицо. За окнами уже темно. Вот в замочной скважине скрежещет ключ – пришла с работы мама, страдалица и труженица. Седеющие волосы. Сутулые плечи. Тяжёлая походка. Располневший с годами стан. Сочащиеся без причины глаза – большие, круглые. Руки – нежные, тёплые, ласковые. Лучшее на земле существо, самое кроткое, самое любящее, ничего не понимающее. Сейчас мы поужинаем и пойдём гулять.

Это худшее, что может случиться за день. Алёшу возьмут под руку и поведут вокруг квартала. Может быть, пацаны с детской площадки снова будут вопить, как неделю назад: «О, дебил идёт, его за руку ведут, сам идти не может!» Или кто-нибудь пожалеет и покачает головой, это намного хуже. Алексей просит мать, чтобы она хотя бы его руку отпустила, но она не хочет – на улице гололёд, надо друг друга поддерживать. А вдруг я упаду, а ты меня не поддержишь? У меня кости слабые… Алёша уже года три как может ходить сам, это все знают, но заботиться о нём не прекращают. Он так же учится на дому, не общаясь ни с кем, кроме матери и учителей. Он мог бы попросить, чтобы его отпустили гулять одного, разрешили пригласить домой бывших друзей. Но он не будет просить. Он скорее умрёт с голоду, чем попросит о куске хлеба. Если ему предложат помощь, он возьмёт, но сам не попросит никогда. А мама ему ничего не предложит. Она думает, что одному спокойнее. Когда-то у мамы были друзья на работе, все перед ней расшаркивались, а когда она после смерти мужа заболела, никто к ней в больницу не пришёл. Она осталась одна. И больше ей никто не нужен. Есть сын, талантливый. Этого достаточно.

Погрузившись в мысли, Алексей не замечает, как проходит прогулка. Привычный пейзаж – кирпичные коробки в снегу – не вызывает никаких чувств. Если удаётся проехаться на трамвае, можно посмотреть на другие коробки и сугробы, это чуть интереснее. А свои окрестности давно надоели. Сколько раз он это видел, тошно вспоминать. Не так уж ему и нужен этот грязный снег, истоптанный воронами. Да и людей здесь немного. Может, и раньше было не особо людно, но он не замечал. А теперь заметил: никого там нет. И ничего. Вакуум.

Алексей снова дома. Приятен момент, когда он с холодной улицы входит в освещённый подъезд, поднимается на второй этаж – двадцать три ступеньки – и стряхивает в прихожей снег с тяжёлой куртки с подкладкой. Переход из тьмы к свету, пусть электрическому, – это что-то почти мистическое. Ощущая, как холод сменяется теплом, Алёша чувствует себя живым.

Алексей моет руки с мылом, хотя на улице не снимал рукавиц, и садится делать уроки. Чай, бутерброды и музыка – всё, что нужно ему для работы. Вычертив схемы по русскому языку и табличку по истории, он ложится спать. Скоро этот мир исчезнет, чтобы к утру снова родиться из хаоса. На столе стопками стоят учебники и тетради, во внутреннем ящике стола – тетрадь со стихами, в шкафах – игрушки, детство, отобранное у Алексея и законсервированное. Вдруг у Алёши когда-нибудь будут дети, для них игрушки и пригодятся. В хорошем хозяйстве ничего не должно пропадать.

Тема закрыта
Написал: Конкурс (advego) , 10.06.2024 в 17:41
Комментариев: 22

Отправить донат автору

Комментарии
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 15:55
Леша, ты скоро повеселеешь и выйдешь играть на улицу!)

                
Читатель
За  2  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 18:04
Написано отлично. Описание танца балерины - выше всяких похвал. И сюжет непростой. Тяжелее всего заполнить вакуум внутри человека. Как правило, он заполняется болью. От меня +

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 19:59  в ответ на #2
Молодец

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  11.06.2024 в 21:41
Сравнение разных методик преподавания. Как пособие для педучилища. Типа, объясните, что правильно, а что - нет. Удачи автору

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  11.06.2024 в 23:17
Шикарно! Весь замкнутый мир человека показан, как он есть. Очень здорово: и про посуду, и про брошенную на пол ручку, и про танец Плисецкой, и про прогулку, и про маму. Страшный, но правдивый и трогательный рассказ. Спасибо, автор! И - искренне - удачи вам!

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  12.06.2024 в 10:44
От меня плюсик тоже. Очень тяжелая история. Алеше б к хорошему психологу вместе с мамой. Больше всего тронул момент, когда они после трагедии одни остались. Это страшно.

                
Читатель
За  2  /  Против  1
Читатель  написала  12.06.2024 в 10:58
"начинал", и "начинали", и "начинала", и снова "начинал" в первом же небольшом абзаце... (
Не смогла пока продвинуться дальше, извините. Вернусь позже.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  15.06.2024 в 23:49  в ответ на #7
Я вернулась с извинениями: за свою поспешность, за беглый взгляд на одно лишь начало. :(
Внимательно вчиталась теперь, и содержание рассказа перекрыло все мелкие огрехи. Которые, возможно, и есть тут, но уже не текст какой-то видела перед собой, а именно захватывающий психологический рассказ! Читала не отрываясь, и ни на секунду не пожалела, что прочла. Вы очень качественно прониклись чувствами своего героя и сумели их донести! Сейчас ставлю уверенный плюс и жду во втором туре! )

                
Читатель
За  2  /  Против  0
Читатель  написал  14.06.2024 в 00:33
не вычитан. ГГ разогревате на кухне завтрак: салат(?)... ладно,горячие салаты существуют, завтракает и уносит посуду на кухню. Две кухни? Сочащиеся глаза - это как? Бедное у меня воображение. Но в целом больших претензий к рассказу нет.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  15.06.2024 в 12:10
Простите, автор, с первого захода не выдюжил, удалось лишь со второго. Написано добротно (понравилось описание мыслей, рассуждений), но кое-что не сложилось. Мнение субъективное, но, быть может, окажется полезным) Мальчик "не в себе", однако протирает пыль, выправляет кровать, надевает дома костюм-тройку. Детям в таком состоянии (да и взрослым тоже), насколько мне известно, лень всем этим заниматься. Дисциплинированный педант-аккуратист? Тогда почему оставил грязной посуду? И вареньем капает себе на костюм абсолютно обыденно? Как-то не сложилось это всё. И общеизвестный трюк с ручкой в данном контексте показался неуместным. Спасибо за рассказ!
Алексею желаю поскорее справиться с травмой и увидеть мир другими глазами!

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  16.06.2024 в 13:18
Читала медленно, возвращалась к рассказу несколько раз. Вещь, безусловно, цепляет. Но много недочётов, невычитанности. Думаю, что рассказ пройдёт во второй тур и без моего плюса.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  17.06.2024 в 09:00
Не буду повторять сказанное о недочетах, содержание, конечно, цепляет... А вот про жанр, трудно сказать, рассказ ли это?

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  20.06.2024 в 20:47
История хорошая, но огрехов много. То три года назад трагедия случилась, а потом "Алёша уже года три как может ходить сам", потом непонятно, отца убили, когда мальчику было 11 лет? Или ему сейчас 11 лет? Про кухню уже писали. Подчистить бы историю, подредактировать, будет отлично.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  21.06.2024 в 02:53
Клево, клево. Мир глазами аутиста, в один миг постаревшего ребенка. И вот эта грань внезапно закончившегося детства. Стиль замечательный, мне зашло, спасибо плюс.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  23.06.2024 в 19:49
Очень тяжело, жаль мальчика, но это кусочек его жизни...

                
Читатель
За  0  /  Против  1
Читатель  написал  25.06.2024 в 15:22
Торможу у "бескровного света". Звучит красиво, но возможный антоним, который может появиться, благодаря такому тропу, как-то предлагает к этой красоте отнестись осторожно.
Дорожка, по которой никто не идет ...Странное уточнение, а потом хлеб у голубей. Значит, шел когда-то. Но для чего акцент на то, что сейчас там пусто. Ну, во-первых это длинно, во вторых, не понятно. В третьих не отвечает замыслу (типа пейзажная зарисовка отражающая...и т.д. и т.п.). Тогда - зачем? Если так препарировать текст, его можно нарастить на 20К.
Как вариант , первое предложение второго абзаца: "Когда он, а не сосед по площадке, просыпается, хотя думает, что еще рано, окончательно, так, чтобы уже опустить ноги на пол, мама, которая еще не была в этом году в отпуске, давно на работе, хотя ей бы хотелось остаться дома и смотреть сериалы."
Немного не склеивается внутренний образ меланхоличного болезненного юноши, воспринимающего педагогов, как мишени для оттачивания сбежавшего эго и болезнь...Оттого и сюжет кажется картонным.
Вечереющий мир. Не. Не бывает.
Стиль повествования напоминает настроение интроверта-циника с развитым языковым чутьем. И вот такая передача событий в то, что герой имеет два почерка, поверить позволяет.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  25.06.2024 в 15:25  в ответ на #16
Сорян. Хлеб у черных птиц.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  28.06.2024 в 17:04
Понравилось, как написан рассказ. Захватывает психологически, поэтому никаких особенных недочетов не замечаешь. Только удивило, что мальчик 11 лет смотрит под стол, чтобы увидеть ноги учительницы. А потом еще оказывается, что в их семье случилась страшная трагедия. Не верится в такую ситуацию. И спор с первой учительницей, который длится долго и требует от мальчика большой энергии, тогда тоже под сомнением. Хорошо написанный психологический рассказ, но с психологическими же нестыковками. И кульминационно рассказ ни к чему не приводит, выдержан в одном темпе нарастания трагических моментов. Он живет в своей клетке и находит в конце концов в этом удовлетворение. Маме показать бы его специалисту. Хотя рассказ отлично написан.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  03.07.2024 в 17:21
Если честно, очень слабо. Укажу на некоторые огрехи, которые бросались в глаза:

Начинал рождаться/ начинали плыть / спина начинала /чувство тесноты /тесно ногам / Алексей начинал / состояние полусна / в этом состоянии — все это в первом абзаце на три предложения. После этого, в принципе, нет смысла читать дальше, подобное недопустимо.

«Галина Николаевна – человек с большой буквы, тот самый, который звучит гордо, потому что никогда не сдаётся». Подскажите, автор, у нас есть особая категория людей, которые звучат гордо, а есть те, кто звучит не очень?

Скобки: зачем вам они в части про берет? Вплетите деталь с париком в предложение про рак, например. Скобки мы не используем.

«Опять начинает истязание» — канцелярит. Мы либо подвергаем пыткам, либо истязаем. И да, снова «начинаем». Этого глагола в первом абзаце хватило уже на весь текст.

Обращение к герою то Алексей, то Алёша. Скажите мальчик, юноша, ученик, что угодно. К чему вы сначала снисходительно именуете его Алёшей, а в следующем предложении Алексей.

«Движения рук Алексея неловкие» — просто корявая конструкция. Дело здесь не в руках, у мальчика же, надеюсь, не тремор, а в том, что он, вероятно, отключает сознание и не замечает, как варенье стекает с края бутерброда. Руки здесь не при чем. А потом вы переходите к «это и взрослому пережить тяжело». Отсутствует логическая связь.

И самое главное — здесь нет сюжета, не прописан персонаж, и ему не хочется сопереживать.
Оценка 1/5

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  05.07.2024 в 21:24  в ответ на #19
«Галина Николаевна – человек с большой буквы, тот самый, который звучит гордо, потому что никогда не сдаётся». Подскажите, автор, у нас есть особая категория людей, которые звучат гордо, а есть те, кто звучит не очень?ЦитатаО-хо-хо, классиков сегодня цитировать опасно - ниаценит читатель )

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  04.07.2024 в 16:02
Рассказ очень трагичный. Герою сопереживаешь. В семье горе, что отразилось на мальчике, в виде болезни. Читается тяжеловато. Для первого тура достоин. Хотя я не знаю, в принципе, какие бывают или могут быть последствия после убийства, тем более для ребёнка. Бывает и с ума сходят. Поэтому у всех все по-разному, а написано правдиво.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  04.07.2024 в 22:38
Сильный рассказ. Спасибо.
Много мелочей и нет ни одной лишней, все уместно.
На мой взгляд, удалось показать внутренний мир человека, у которого внутри пустота.
И да, я вижу то, о чем говорят выше комментаторы, но закрываю глаза.

                
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Публикация комментариев и создание новых тем на форуме Адвего для текущего аккаунта ограничено.
Подробная информация и связь с администрацией: https://advego.com/v2/support/ban/forum/1186
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/childhood/8823580/