Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Адвего Лингвист Проверка орфографии

Рассказы из детства — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Рассказы из детства / первый тур
Рассказы из детства - литературный конкурс! - Обсуждение конкурса
Конкурс (advego)
Невыдуманная история / #126

Закрываю глаза и вижу одну и ту же картинку: я бегу по огромному васильковому полю. Мне лет пять-шесть… Я не думаю о проблемах, о смысле жизни, о том, что будет завтра. Эти мысли мне пока неведомы.

Трава высокая, выше пояса. Руками провожу по её верхушкам. Они щекочут мне ладошки. Я просто бегу по полю и радуюсь…

Это картинки моего детства. Оно прошло в маленькой деревушке, которой уже нет на карте. Именно там, в крохотном селении, затерявшемся среди широких полей Центральной России, и началась эта житейская история задолго до моего появления на свет.

Своего деда Василия я совсем не помню. Мне не было и трёх лет, когда его не стало. Всё, что я о нём знаю, рассказывала моя бабушка Настя. Он запомнился людям как степенный, спокойный и необыкновенно добрый человек.

Я была первенцем в семье младшего сына бабушки и дедушки. Дед Вася очень меня любил, возился со мной, как только появлялась свободная минутка: носил на руках, подбрасывал вверх, водил за руку по двору, показывая утят, цыплят и другое животное хозяйство. Однажды даже умудрился покатать верхом на лошади, за что выслушал от бабушки долгую поучительную «лекцию».

Думаю, при таком внимании я тоже привязалась к деду. Баба Настя называла нас неразлучными друзьями. Жаль, что эта идиллия продлилась недолго, и я была слишком мала, чтобы осознать всю ценность нашего общения.

У бабушки и дедушки, кроме моего отца, были и другие дети: два сына и две дочери. Но не буду уделять внимание им всем. В моей истории роль отведена только старшему сыну Ивану. Бабушка ласково называла его Ваней.

Иван Васильевич жил со своей семьёй в соседнем селе, работал учителем истории в средней школе. В нашей деревне школы не было. И вся деревенская ребятня отправлялась на учёбу в соседнее село. К тому моменту, как я пошла в первый класс, дядя Ваня был уже директором. Такой же степенный, как мой дед, и такой же строгий и бескомпромиссный, как моя бабушка.

Начав отчётливо осознавать мир вокруг себя, я заметила какую-то необъяснимую нелюбовь со стороны дяди, которая то проявлялась в нежелании помочь племяннице в нужный момент, то доходила до откровенного игнора.

– За что он так меня не любит? – думала я. Мысленно перебирая возможные варианты, по-детски предполагала: может, я некрасивая? Или не такая умная? Он-то вон какой важный. Или веду себя как-то не так? А может быть, иногда лезу во взрослые разговоры, ведь им, взрослым, это точно не нравится. Но все эти причины были слишком мелкими, чтобы так не любить свою племянницу. Я даже и подумать не могла, насколько глубокой и абсурдной окажется настоящая причина этой нелюбви.

После окончания школы мы нечасто общались с дядей, и все неприятные моменты, огорчавшие меня в детстве, как-то позабылись. Вспомнилась эта история, когда я писала дипломную работу в пединституте. Мне срочно понадобился четырехтомник произведений Пришвина. Это старое издание, на тот момент уже вышел сборник в шести томах. Я сбилась с ног в поисках нужных книг. Одна школьная учительница, дядина коллега, посоветовала обратиться к нему. В его семье большая библиотека.

Как же я расстроилась, получив отказ! Дядюшка нашел-таки причину, какую-то банальную и, по сути, несуществующую, чтобы не давать мне книги, добавив при этом, что он в своей жизни всего добивался сам. Ну да Бог с ним, обошлась и без его помощи…

Детство кончилось, и все непонятные дядины проявления теперь воспринимались иначе. Зачем мне такой родственник, который при каждом удобном случае старается сделать что-то обидное? Все контакты с ним были сведены к минимуму и случались только по крайней необходимости.

Прошло немало времени. Кто-то повзрослел, кто-то постарел. Жизнь не стоит на месте и безжалостно отсчитывает наши годы. Моя младшая сестра Вероника часто навещала пожилого родственника, возила гостинцы, скрашивала его одинокое существование. Однажды она позвала меня с собой.

Мы с сестрой разные. Она успешная бизнес-леди. У неё свой магазин, связи, совсем иной круг общения. А я всего лишь учительница начальных классов.

Мы сидели втроем в неуютной, по-стариковски обустроенной комнате. Всё здесь было для удобства одинокого, коротающего свои годы мужчины: стопка книг на журнальном столике, старые фотоальбомы с потрёпанными от времени обложками, кружка с остывшим чаем на табуретке рядом с диваном, пачка печенья. У дивана тёплые войлочные ботинки, явно не по сезону, видимо, для мерзнущих ног, старый ковер на полу, давно потерявший цвет. После смерти дядюшкиной жены дом будто осиротел. Когда-то уютный, светлый и опрятный, теперь он превратился в берлогу старого вдовца.

Его сын и дочь ещё в юности разъехались по дальним городам и не могли часто навещать отца. А сам он сменить спокойную размеренную жизнь и родные сельские просторы на бездушный городской пейзаж и суету не захотел.

Иван Васильевич расспрашивал Веронику о жизни, о делах и успехах. Мне даже показалось, что он преднамеренно заставляет её повторять то, что слышал уже не раз. В какое-то мгновение он повернулся ко мне и торжествующим голосом заявил: «Ты бы так не смогла!»

Меня смутил такой поворот событий. Откуда ему знать, на что я способна? И нужно ли мне повторять чужой успех? Меня вполне устраивает моя жизнь, моя работа. Я учу несмышлёных малышей познавать мир, и это здорово!

«История продолжается…» – подумала я, но ничего не сказала.

По дороге домой мы с сестрой разговорились.

– Почему он меня так не любит? – спросила я.
– А ты не знала? – удивилась сестра. – Помнишь, Иван Васильевич подарил мне свою книгу? В ней есть автобиографический рассказ. Прочитаешь и сама всё поймешь.

Дядя Ваня – талантливый человек. Когда-то он писал лирические стихи и рассказы, их даже печатали в районной газете. Помню, бабушка Настя бережно хранила каждую газету с творчеством сына как семейную реликвию. Совсем недавно бывшие ученики помогли ему издать сборник стихов и рассказов.

На мою просьбу рассказать всё сейчас сестра не откликнулась. Теперь я с нетерпением ждала, когда Вероника привезёт мне книгу. И вот этот день настал. Держа в руках сборник, я чувствовала какое-то странное волнение. Будто сейчас решалась моя судьба: виновна или не виновна.

Какой только развязки не представляла я в ожидании! Но мои фантазии были далеки от реальных событий.

И вот что поведал дядюшкин рассказ. Это было довоенное время, ещё до той страшной войны с фашистской Германией. В деревнях и сёлах людям жилось тяжело. Дедушка и бабушка работали в колхозе с утра до ночи. А дома – малые дети, которых не только накормить надо, но и сказку рассказать, и спать уложить, и уму-разуму научить.

Деду Василию после тяжелой работы сил не хватало не только на то, чтобы оказать внимание сыну, расспросить о чём-то, но и просто прижать к себе по-отцовски. Молод был ещё дед, ничего не понимал в воспитании. Да и сам он сирота с детства, откуда ж взяться пониманию?

Дяде Ивану, который был ребёнком эмоциональным и чувствительным, очень не хватало отцовского тепла, его наставлений, да и просто участия. В душе он всё понимал и принимал, ничего не требуя.

Но прошли годы. На свет появилась я, маленькая, смешная, любопытная. Дед уже был на пенсии, и жизнь стала размеренной и спокойной. И вся любовь, та, нерастраченная, которая предназначалась родным детям, была стремительным потоком выплеснута на меня, маленькую внучку Анюту. Дедушка, видимо, лишь тогда понял, что значит любить детей.

И, видя эту неуёмную любовь своего отца к внучке, осознавая, что был обделён этой любовью в детстве, дядя Ваня почувствовал такую обиду, боль и ревность, которая как змея вползла в душу и отравила своим ядом его достаточно благополучную жизнь. В рассказе об этом явно не говорилось, всё читалось между строк…

Осознание открывшейся правды сразило меня. В тот момент во мне жили два чувства. С одной стороны, как он, взрослый, мудрый, интеллигентный человек, мог обижаться на ребенка за то, что его самого недолюбили в детстве? А с другой стороны, поставив себя на место Ивана Васильевича, я сама будто почувствовала эту нестерпимую боль в душе, с которой он жил не один десяток лет.

Кому-то и в голову бы не пришло ревновать своего отца к внучке. Но есть натуры впечатлительные и тонкие, которые разбирают по косточкам каждое событие своей жизни, делают непонятные другим выводы, совершают, по меньшей мере, странные поступки.

Казалось бы, с моей души должен был упасть тяжёлый груз. Но я тоже натура впечатлительная, и эта ситуация залегла мне в душу ещё больше, чем обида на дядю за нелюбовь. Мне стало жаль его.

Как теперь жить с этим?! Какое это мерзкое чувство – ревность! Оно просто выжигает людские души. Сколько потеряно покоя и возможностей для теплого родственного общения.

Прошел не один месяц, пока я, остыв от впечатлений, решила навестить своего пожилого родственника. Взяла с собой тетрадку со стихами, которые писала когда-то. Не знаю зачем, спонтанно как-то решила.

Это был визит вежливости, с целью справиться о здоровье. Пробыла в гостях недолго, ссылаясь на срочные дела. Просто не смогла быть там дольше, едва сдерживала слёзы. Но начать откровенный разговор так и не смогла. Отдала тетрадку и попросила оценить мои творенья.

Через пару дней мне позвонила Вероника, рассказала о телефонном разговоре с дядей. Он был приятно удивлён, узнав, что я пишу стихи. Среди них он отметил одно стихотворение, которое называлось «Послушною будь, память». Иван Васильевич благодарил меня за его финальные строки:

В тоску и боль окрашенные дни
Достойны будут нашего забвенья.
Послушною будь, память, и храни
Лишь самые счастливые мгновенья.

Наверное, эти строчки проникли в душу пожилого человека и растопили почти полувековой лед. Он наконец-то простил меня за то, в чём я никогда не была виновата…

Раньше я думала: зачем пишу стихи? Ведь их никто никогда не прочитает. Теперь мне кажется, что именно для того они и были нужны, чтобы положить конец бессмысленной ревности, соединившей детство дяди и моё детство в один, запутанный временем клубок. В них скрывалось родство наших душ, которому так и не суждено было проявиться.

Тема закрыта
Написал: Конкурс (advego) , 10.06.2024 в 17:41
Комментариев: 9

Отправить донат автору

Комментарии
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  14.06.2024 в 00:16
Понравился рассказ - сочувствуешь и дяде Ивану, и Анюте, которая выросла в хорошего человека. Вам + Но обратите внимание - в начале сказано, что история началась задолго до появления героини на свет. После этого я, читатель, жду истории из прошлого, но говорится о настоящем, о детстве девочки. О прошлом же повествуется только в середине рассказа.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  14.06.2024 в 00:29
Это замысел, понятно, раскрыть прошлое попозже, но на мое восприятие, лучше бы не было предложения о том, что история началась задолго до появления на свет

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  16.06.2024 в 19:09
Как тесно переплетены прошлое и настоящее.

                
Читатель
За  2  /  Против  0
Читатель  написал  17.06.2024 в 19:08
Рассказ о детстве или о взрослом человеке, которого душила жаба?

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  19.06.2024 в 08:42
Экспозиция напомнила программную сцену из "Гладиатора". Рукой по колосьям...Отмечаю владение словом, интонацией и умелое приглашение читателя в свой мир. Доверительность повествования и все-таки ощутимые, но не болезненные границы личного пространства - та золотая середина, когда читатель не в гостях, не дома, а в отстраненно близком континууме свободы слова и художественного времени. Автор умело ловит, удерживает и ведет внимание читателя. Сюжет, конфликт, идея, - все на местах. И что странно, хотя для создания образа "дяди" автор не использовал некоторые инструменты (портрет, значимые детали, цитатная характеристика) образ получился живой и очень резонирующий. Все-таки о негативе писать, да и читать - легче. Автору респект за мастеровитость, психологизм и труд.
Да, стиш читать не получилось. Пришлось упустить, дабы не нарушать законы конкурса. Потом прочту.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  20.06.2024 в 11:26
История интересная, в ней есть мысль, есть развитие. Но вот три первых абзаца - про поле, васильки и все такое, абсолютно лишние. Все эти вводные переграфы с нравоучениями портят рассказ. Можно начать с "Своего деда Василия" - и история будет динамичней.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  29.06.2024 в 23:26
Написано неплохо, но ощущения странные.Дядя какой-то маньяк ущербный. По ходу у него своей семьи не было.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  30.06.2024 в 06:08
Интересные воспоминания об отношениях взрослых людей, интересны, но скорее как взрослые мысли и рассуждения, о детстве тут как-то мало и сюжета нет.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  05.07.2024 в 18:35
Похоже на статью из женского журнала, а не на рассказ. Пока читала, соурушалась - как же здорово можно было описать происходящее, и упомянуть о взрослой жизни только в конце. А здесь почти весь текст о взрослых, о детстве несколько первых строк. И ещё не понравилось смешение речевых жанров что-ли. Сначала "я бегу по васильковому полю", а потом "до откровенного игнора", какой-то жаргонизм.

                
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Публикация комментариев и создание новых тем на форуме Адвего для текущего аккаунта ограничено.
Подробная информация и связь с администрацией: https://advego.com/v2/support/ban/forum/1186
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/childhood/8823692/