Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Адвего Лингвист Проверка орфографии

Рассказы из детства — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Рассказы из детства / первый тур
Рассказы из детства - литературный конкурс! - Обсуждение конкурса
Конкурс (advego)
Мост над красной рекой / #152

Доски под ногами танцуют, прыгают, качаются. Дерево старое, серое, с трещинами и выбоинами. Гул стоит мерный, постоянный – словно кровь в голове шумит, только сильнее. Идти вперед страшно – каждый шаг приходится делать через силу. Хочется встать на колени и передвигаться на четвереньках. По сторонам лучше не смотреть – всё, что отделяет от пропасти – ржавая сетка с крупными, величиной с ладонь, ячейками. А кое-где и ее нет - там натянуто несколько стальных тросов – расстояние между ними сантиметров 30, а то и больше. Почти ничего нет между тобой и ревущей пустотой – тонкие нити, очерчивающие путь, но ни от чего не оберегающие…

Берега разные – правый крутой, обрывающийся скалами на много метров вниз. На горе всего с десятка два изб. На краю обрыва небольшой домик – там живут старики Красноярские, далекая родня Тальки. В поселке много его родственников – Красноярские, Ивановы, Белобородовы, Косельские. Иногда Талька ходит с бабушкой в гости к старикам. Внизу, на прибрежной полоске, памятник - вечером его хорошо видно с другой стороны – сверкает на солнце желтым огоньком. Сын стариков здесь утонул много лет назад, тело так и не нашли. Талька смутно помнит, что парень то ли свалился с моста в воду на мотоцикле, то ли переезжал на нем по тонкому льду. И еще что-то блестит на том берегу, высоко, у скального выхода на вершине сопки. Говорят, так клад зарыт. Талик подбивает друзей идти его искать.

Они с отцом тоже ездят по льду на другую сторону на ярко-бирюзовом «Сатурне» с коляской, покупают молоко у тети Нелли, немки - самое вкусное и жирное, хотя коров в поселке много. Молоко в виде шайбы диаметром чуть ли не метр – замораживалось в широком тазу – отец кладет в новую наволочку. Колесо это с одной стороны белое, с другой желтое, и сливочный слой почти такой же толщины, что и молочный.

На машине к тете Нелли они не ездят. На оранжевой «копейке» они катаются по реке вдоль – иногда даже до соседнего поселка, за 200 километров. Все местные жители поселка родом оттуда – отец тоже. А там, где живут сейчас, раньше была небольшая деревня старателей и спиртоносов рядом с прииском. Потом все переселились, а на старом месте остались почерневшие избы с пустыми глазницами. Отец дает порулить Тальке и Вике, учит их объезжать наледи. Но легковые машины редко проваливаются – в трещины иногда уходят грузовики. Река промерзает насквозь. Летом воду люди привозят сами или берут у водовоза, разъезжающего на лошади, тянущей телегу с бочкой. Зимой трактор развозит здоровенные ледяные кубы - их надо раскалывать прежде, чем заносить в дом с ледника. А весной на берегу лежат громадные глыбы – все делают фото рядом. Машины в сравнении с ними кажутся игрушечными.

Левый берег пологий, низкий, зажатый между рядами сопок. В этой ложбине основная часть поселка: две улицы с магазинами, пекарней, больницей, конторой и сельсоветом. А еще со школой, детсадом, библиотекой, почтой и клубом. Если пройти от берега по любой из улиц до конца, то чуть дальше справа будет кладбище – кресты и пирамидки со звездами между деревьев. А если не поворачивать к нему, а идти прямо по дороге, а потом свернуть к небольшой горке – то выйдешь к складу взрывчатых веществ. Там дежурит бабушка – уходит на сутки, сидит в сторожке, читает книги, курит «Беломор». Там хорошо – бабушка греет кипяток в электрическом чайнике, и они с Таликом пьют чай с кусковым сахаром, леденцами, халвой в жестяной баночке и галетами.

А за горкой луг, и там цветов миллион – или чуть меньше. Синие, фиолетовые, желтые, белые, красные, оранжевые. Пахнут так, что можно ощутить их запах через десятки лет. И птицы поют на все голоса, и одна выговаривает громко, четко:

- Витю видел?.. Витю видел?..

Ей отвечает вторая:

- Видел, видел, видел, видел…

Их беседу перевела для Тальки бабушка, и теперь он сам отчетливо слышит слова.

- Это они об отце твоем разговаривают, - по секрету сообщает ему бабушка.

А ему хочется сказать ей, что его тоже иногда зовут Витей, но он не говорит. Он знает, что настоящий Витя только один - его отец, Виктор. А он – Талик. Он не любит, когда его называют Виталием, ведь так делает мама, когда сердится. И его сестра Виктория тоже не Витя, а Вика. Поэтому птички беседуют об отце, а не о них.

А еще на левом берегу есть аэропорт. До него можно добраться по дороге, мимо конторы уходящей вверх и налево, или просто открыть заднюю калитку и шагнуть в лес. Останется только подняться на сопку и пройти немного – и вот оно, большое расчищенное поле с полосатым треугольным флагом на шесте. У въезда - продолговатое здание с длинной скамейкой вдоль стены. Туда, если погода позволяет, раз в два-три дня прилетает самолет с десятком жестких пассажирских сидений около маленьких иллюминаторов. Он трясется, вихляет, жутко дребезжит, и пахнет в нем отвратно, но почему-то летать на нем Талик не боится – на мосту намного страшнее. А иногда вместо самолета прибывает вертолет – Талька и на нем один раз летал. И хотя там тоже трясло, а гудело громче, чем в кукурузнике, но перемещаться в нем понравилось больше. Может, потому, что там не воняло, и не приходилось утыкаться в мамину кожаную сумку, чтобы не чувствовать запах. А может, потому, что в огромные стекла было видно всё-всё – и тёмно-зелёный ковер тайги, раскинутый от горизонта до горизонта, и запутанные лабиринты сопок, и блестящую ленту реки, старательно огибающую их, и опрокинутую чашку неба с белесыми пятнышками облаков на звенящей голубой эмали.

А по краям аэропорта полосатые треугольные ящики – длинные, по несколько метров. Даже не ящики, обманки – у них нет дна. И под ними ничего нет – Талик это точно знает. Когда-то они с Васильком спрятались в одном из них, когда убежали из дома в очередной раз. Тогда они ушли далеко, до Широкой речки. Она так называется, но летом это узенький ручеек, который можно перейти вброд, ступая с одного скользкого камня на другой – даже подкатанные штаны не замочишь. Лишь весной Широкая речка разливается, становится больше себя самой в несколько раз. Они дошли тогда до берега, перебираться на другую сторону не стали и вернулись. Но разыскивающие их люди видели следы, отпечатавшиеся в глине у самой воды, и подумали, что они утонули. Но вместе с мужиками Тальку с Васильком искали собаки – умные, большие, лохматые, в каждом дворе таких по несколько штук. Их привязывают раз-два в год, когда из районного центра прилетает участковый – и тогда над поселком стоит жуткий вой сотен охотничьих псов. Собаки и нашли тогда мальчишек. Они лежали под одним из ящиков, тесно прижавшись друг к другу – к вечеру сильно холодало.

Тальку с Васильком считают хулиганами – они несколько раз убегали из дома, курили, обматерили воспитательницу в детсаду, связывали девчонок. Еще Талик взорвал печку. Он взял в сенях маленькие патроны – большие, картонные, брать не стал – и бросил их в топку, когда она была потушена. Мама растапливала печь, и там начало что-то бухать. Она спросила у Талика, не знает ли он, что это – тот отрицательно помотал головой. Хорошо, что мама не стала заглядывать в печку – через пару минут вся ее передняя часть вместе с чугунными дверцами от топки и поддувала вылетели вперед. На улице было градусов 40 ниже нуля. Это не очень холодно – несколько раз за зиму ртуть на термометре заваливается ниже последней отметки.

Сестру называют примерной девочкой, а ведь она тоже убегала из дома – правда, в первый раз никто об этом не узнал. Вика рассказала Тальке, как решила уйти в тайгу, и когда их группу повели к реке, ушла в лес. Но как бы она ни старалась заблудиться, она слышала шум реки и голоса. Она вернулась – что толку теряться, если знаешь, где находишься - и ее отсутствия не заметили. Зато второй раз переполошился весь поселок. Тогда мама хотела взять их с Талькой в контору, а Вика упала в грязь. Мама отправила ее домой, она заревела, обиделась и залезла на чердак бабушкиного дома. Там она наплакалась, свернулась калачиком и уснула на душистой желтой хвое. Как она залазила на крышу, никто не видел, да и никому в голову это не пришло. Вика до ужаса боялась высоты и, чтобы залезть на диван, ставила рядом с ним маленькую скамеечку. Каким образом она взобралась по старой рассохшейся лестнице с большущими расстояниями между неровных поперечных брусков – так и осталось загадкой. Но искали ее действительно многие – когда она на закате вышла на плоскую покатую крышу над сенями, вся гора перед домом была усеяна людьми.

Василек – троюродный брат Талика и Вики, его фамилия Косельский. Его дядя утонул – тогда все приехавшие и местные дети из родственных семей сидели в громадной избе Косельских и слушали, о чем в соседней комнате за столом говорят взрослые. Рассказывала Галя, молодая вдова погибшего. Он был неместный, приехал откуда-то, и все считали его красивым – высокий, улыбчивый, хорошо пел, и у него были вьющиеся темные волосы. Как Олег утонул, Талька не знал или забыл, но рассказ Галины запомнил на всю жизнь.

- А мне ведь приснилось, что он утонет – но я не поняла тогда, - тихо говорила она.
- Мы с ним по берегу реки идем, далеко где-то – места незнакомые. И тут он меня искупаться зовет - и так быстро разделся, что я и не заметила, когда. И уже в реку зашел и зовет меня, смеется. А я начала платье через голову стягивать – и тут тень густая упала, словно подошел кто, и от солнца заслонил меня.

Только не видно никого. Я испугалась, платье обратно натянула – на воду глянула, а тень уже там – Олега накрыла, лица его совсем не видно…

Дальше тетя Галя рассказывала совсем тихо, и сколько Талик не вслушивался – ничего не смог разобрать…

Река шумная, беспокойная, с омутами, порогами, водоворотами. Она широкая – домики на другом берегу кажутся маленькими, как спичечные коробки. Соединяет берега только старый подвесной мост в несколько пролетов. И Тальке очень страшно идти. Порой кто-то проезжает мимо на ревущем мотоцикле – и мост раскачивается со всей силы, непрочная опора совсем выскакивает из-под ног. Но Талик идет - ему обязательно нужно дойти. Ведь на той стороне остались почти все – лишь он и сестра пока еще не там.

Тема закрыта
Написал: Конкурс (advego) , 10.06.2024 в 17:41
Комментариев: 17

Отправить донат автору

Комментарии
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  11.06.2024 в 09:33
Два раза перечитала, насладилась красотой, но так и не поняла концовку: почему только он с сестрой на этой стороне шаткого моста, а все остальные на другой? Ну-ка другие читатели, помогайте!

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 13:31  в ответ на #1
Я думаю, что только он и сестра остались живы.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  11.06.2024 в 16:42  в ответ на #5
Тоже первая мысль была. Но тогда зачем они идут-то туда? В мир мёртвых? Мистика вроде как запрещена на этот конкурс.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  27.06.2024 в 02:37  в ответ на #6
Причем все _остались_, а Талька с сестрой _пока_еще_не_там_.

Если "остались", значит, никуда не ходили, а Талька с сестрой сходили куда-то и теперь "пока еще" возвращаются.

Чем больше пытаюсь понять последнюю фразу, тем больше не понимаю)

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 11:37
Читая рассказ , узнала очень много нового из быта северян. Впечатлили глыбы льда, как вариант хранения воды.
Идею с мостом тоже не поняла: куда и зачем перебирались дети? Автор хорошо владеет словом, но создалось впечатление, что рассказ всё-таки не вычитан, поэтому сюжет скачет из одного события, в другой. А в общем, понравилось. Над плюсом ещё подумаю.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 11:38  в ответ на #2
Не в друГОЙ, а в друГОЕ, сорри, пишу с телефона

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 13:30
Хочется заново перечитывать и размышлять, потому что есть недоговоренность, есть перспектива. Мне кажется, это кусок чего-то недописанного, типа романа. Мельком даны запоминающиеся герои, как будто они требуют дальнейшей (или предыдущей) прорисовки. Это и хорошо, и плохо, ведь недосказанности довольно много.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  12.06.2024 в 12:59
Очень интересный рассказ, но на мой взгляд несколько не структурирован и концовка не совсем понятная.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  16.06.2024 в 01:54
Написано отлично, яркие картины быта, все хорошо показано, как будто своими глазами видишь. Только это больше похоже на зарисовку, экспозицию. Последнюю фразу я тоже поняла как переход в мир мертвых, Талька и его сестра - последние живые из деревни.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  16.06.2024 в 20:41
Красиво написано... Много вопросов по сюжету. Например, "...на той стороне остались почти все – лишь он и сестра пока еще не там". Если предположить, что он возвращается от "стариков" домой, и в этот раз пошел к ним с сестрой, а не с бабушкой, то где же сестричка?.. Непонятно.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  17.06.2024 в 00:17
Да ну на эти аллегории. Написано шикарно, не спорю.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  19.06.2024 в 00:34
Отличный рассказ, колоритный. Мне, человеку живущему на юге, читать было не только интересно, но познавательно. Почему-то тоже показалось, что дети по мосту идут на сторону смерти. Автору - респект и +

                
Читатель
За  4  /  Против  0
Читатель  написал  20.06.2024 в 20:16
До середины и даже дольше, рассказ тянул на уверенный плюс. Но... художественно, образно выписанные картины деревенской жизни так ни во что и не вылились. Лучше бы их было немного меньше (всё равно, к концу стало утомлять), а вместо этого прояснили бы, что случилось с деревней и её жителями. В открытом финале должен быть какой-то смысл. Здесь он возникает из ниоткуда, оставшись загадкой. Прочитано.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  21.06.2024 в 17:24
Интересный рассказ о детском восприятии, особенности которого сформировала сложная северная природа. Мотив холода и страха, те переживания, которые снимают с человека наносное и превращают его эго в ту матрицу, которая была заложена натальной картой. Эпизоды воспоминаний подобраны именно так, что эти ощущения становятся доминантами, а тема шаткого моста воспринимается как скрытая метафора легковесности жизни в краю суровых зим. Пейзажные вставки и бытовые подробности дополняют образ героя, который созвучен и по темпераменту и по манере вести монолог окружающему его миру. Как читателю, было интересно осознавать те различия, которые в привычном кругу городского комфорта почти не замечаешь.
Понравилась степенная, самоуглубленная и в то же время открытая манера рассказчика в отражении событий и передаче переживаний. Образы зримые, легко представляемые, что сделало рассказ панорамным. Эпизоды лирических отступлений (эпизод про говорящих птиц) косвенно, что особенно ценно, позволяют увидеть тот скрытый внутренний мир переживаний героя, который еще сильнее акцентирует внимание на теме легковесности человеческой жизни по ту сторону от моста...

                
Читатель
За  2  /  Против  0
Читатель  написал  27.06.2024 в 02:27
Я все читал, наслаждался хорошими описаниями деревенского была и ждал, когда начнется сюжет. Не дождался.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  27.06.2024 в 02:31  в ответ на #14
*деревенского быта

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  30.06.2024 в 02:15
Отличный рассказ, мне очень понравился. Хорошие описания, есть и приключение небольшое о том как Талька потерялся. Читать было интересно. Концовка классная.

                
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Публикация комментариев и создание новых тем на форуме Адвего для текущего аккаунта ограничено.
Подробная информация и связь с администрацией: https://advego.com/v2/support/ban/forum/1186
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/childhood/8823718/