Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Адвего Лингвист Проверка орфографии

Рассказы из детства — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Рассказы из детства / первый тур
Рассказы из детства - литературный конкурс! - Обсуждение конкурса
Конкурс (advego)
Живая кукла для старшей сестры / #114

С какого времени я себя помню? Лет с трех. Мне не было ещё четырёх, когда родилась сестра, а первые мои детские воспоминания связаны с этим событием.

У нас в семье была традиция: в летнее время в выходной мама, папа и я шли в городской парк катать меня на каруселях. Доступных для моего возраста было три.
Самое интересное – “коняшки”: лошади с каретами. “Коняшки” – это наше домашнее название. Мне хотелось ехать верхом, но меня, естественно, сажали в карету. Лошади “бежали” вокруг разрисованной весёлыми картинками тумбы. При очередном витке я с замиранием сердца смотрела на расположенный рядом аттракцион “Самолет”, особенно когда он в своем вертикальном кружении вокруг оси достигал высшей точки, и боялась, что два сидящих в нём пилота выпадут с высоты головой вниз.

Потом “лодочки” – меня катали в одной из них тоже в блоке для самых маленьких, а всего блоков для разновозрастных групп было три. Самые взрослые “лодочники” взлетали на качелях выше деревьев. Но, наверное, тогда и деревья были маленькими, ведь город только вступил в свое второе десятилетие.

И наконец цепочная карусель. Мне она не особенно нравилось, но я всегда каталась на ней тоже. Наверное, продлевала себе праздник. По окончании программы доставления мне удовольствия мы возвращались домой.

В то утро всё пошло не как обычно. Пора бы уже в парк, а мама с папой почему-то медлили. Наконец-то мы вышли из дома, но направились совсем в другую сторону. А потом мама зашла в какое-то здание и осталась там. В парк мы в тот день не попали.

Незадолго до этого родители стали обещать, что купят мне живую куклу. Я радовалась и много раз представляла себе, как вечером убираю свои игрушки в ящик во встроенном шкафу, а последней за ногу по полу тащу эту новую куклу и кладу её сверху на кучу того, что там уже лежит.

Оказалось, что в то воскресенье мама как раз и пошла за живой куклой.

И вот настал момент, когда мы забрали маму. С куклой. Но почему-то новую игрушку папа нёс сам. Когда мы уже были в подъезде нашего дома, мои настойчивые требования отдать куклу, наверное, стали истерикой, и он сделал вид, что дал мне подержать её: положил на мои руки, при этом не убирая своих. Я понимала, что меня обманывают, но смирилась. Да и тяжеловата кукла оказалась.

Дома всё пошло не так, как я ожидала. На меня внимания не обращали вообще. На родительской кровати мама с папой развернули куклу, о чем-то перешептывались… Я впервые почувствовала их невнимание. Не для моей радости оказалась игрушка. Но ведь обещали-то её мне!

Может быть, в тот же вечер, может быть, через несколько дней, обиженная тем, что этой кукле уделяют больше времени, чем мне, я предложила:
– Мама, давай её расколем.
– Как же мы её колоть-то будем?
– Возьмём за ноги, об стул трахнем, она и расколется.

…Прошло два месяца. Мама вышла на работу – декретный отпуск тогда был таким коротким. С нами днём оставалась бабушка. И однажды, когда она возилась в кухне, я решила всё-таки поиграть с живой куклой. Она лежала в люльке. Пододвинула стульчик, залезла на него, дотянулась, с трудом приподняла и перевалила её через бортик. Конечно, эту куклу я не удержала. Она грохнулась на пол, заорала. До того, как прибежала бабушка, я кое-как подняла её и положила на кровать. Кажется, в тот момент осознала, что она не кукла.

Мама пришла на обед. Бабушка рассказала ей о происшествии. Они сидели растерянные и потрясённые. Я боялась, что меня накажут. И придумала:
– Она встала, не удержалась и упала на пол.
Я понимала, что мне не поверили. Но и не наказали.

…Наступила зима. Сестре – её назвали Олей – было уже месяцев семь-восемь. Папа по очереди катал нас с ней на санках. Дурачились. Санки со мной он ловко перевернул, я оказалась в снегу.
– Сейчас и Олю так же переверну, – пообещал он.
– Ты что, с ума сошёл? Она же маленькая, расколется! – закричала я на него.
Я уже забыла, что недавно это было моим желанием. И, наверное, уже любила её.

P. S. Падение из люльки для сестры, слава Богу, обошлось без последствий. Я же, наученная опытом, будучи беременной вторым ребёнком, не обещала своей старшей дочери живую куклу.

Тема закрыта
Написал: Конкурс (advego) , 10.06.2024 в 17:41
Комментариев: 11

Отправить донат автору

Комментарии
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 09:50
Спасибо огромное за PS. Я переживала. Хорошая история, милая и добрая.

                
Читатель
За  8  /  Против  0
Лучший комментарий  Читатель  написал  12.06.2024 в 01:47
Странный диалог между мамой и ребенком. Вместо того, чтобы объяснить, что это сестренка, идет диалог как ее "раскалывать". Ребенок, которому нет и четырех: "Возьмём за ноги, об стул трахнем, она и расколется" - это нечто.

                
Читатель
За  9  /  Против  0
Лучший комментарий  Читатель  написал  12.06.2024 в 17:10
Рассказ, как не надо объяснять старшим детям, что они уже НЕ единственные в семье. В любом случае, мотивация слишком слабая для рассказа, хотя события могли быть вполне реальными. Наверно, стоило обыграть ситуацию по-другому.

                
Читатель
За  3  /  Против  0
Читатель  написал  13.06.2024 в 15:47
История воспоминание, больше байка, чем рассказ. Некоторые пассажи ужасны: "По окончании программы доставления мне удовольствия " - четыре существительных подряд в родительном падеже. Прочитано.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  13.06.2024 в 20:25
Написано и правда с шероховатостями, но ничего критичного...

По сюжету: знаю случаи, когда старшие пытались младенца поколотить. Или уговорить родителей отдать назад.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  18.06.2024 в 13:58
Мне сюжет понравился. Спасибо автору

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  21.06.2024 в 02:43
Вот зачем мне читать четыре абзаца про парк, если дальше про него ни слова?

Вместо сюжета, показывающего изменение отношения ГГ к сестре - многоточия. Впрочем, глупо пытаться применять критерии рассказа к автобиографическим воспоминаниям, так что больше не буду.

Но к самим воспоминаниям тоже вопросы есть.
//– Возьмём за ноги, об стул трахнем, она и расколется.
И после этого ребенку не объяснили, что сестра не кукла?

//Она грохнулась на пол, заорала.
И после этого тоже?

//Кажется, в тот момент осознала, что она не кукла.
Кажется, нет, потому что спустя пять месяцев ГГ говорит:
//... расколется!

Если все так и было - сочувствую. И искренне рад, что все закончилось хорошо.

                
Читатель
За  2  /  Против  0
Читатель  написала  21.06.2024 в 14:58
И название криповое, и диалог между мамой и дочкой. В общем, прочитала про странную семью.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  27.06.2024 в 09:42
Хорошая история, интересная, прочитала с удовольствием. Слава богу, что никто не умер и не покалечился, особенно после такого падения. Шероховатости есть.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  30.06.2024 в 09:55
Второй рассказ читаю, как первенцы пытаются угробить младенцев. Тяжелое дество.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  05.07.2024 в 04:08
Реалистично передано ощущение беспомощности ребенка, оказавшегося внезапно на вторых ролях. Ревность в этом возрасте очень напоминает муки взрослого человека, у которого забирают игрушку бывшей сильной привязанности. Хорошо, что повествователю не захотелось смягчать глубину детского отчаяния, и ситуация передана скупыми, но правдивыми штрихами. Чувство главной героини настолько сильно, что остальные образы видны где-то на фоне в отдалении, и выполняют роль, если так можно сказать, художественной подтанцовки.

Весь сюжет сконцентрирован вокруг градации детства от света развлечений к тьме переживаний. Вступительный эпизод с качелями, где описана маленькая героиня (а рассказ написан воспоминаниями уже повзрослевшего человека), помогает на уровне опыта и психологических характеристик по темпераментам определить внутреннее содержание образа.

По подаче событий видно, что девочка росла в семье, где доминировало традиционное воспитание без избыточного проявления снисхождений для раннего возраста. Описанные ей переживания как бы исключают из её круга чувства близких людей. Внимание сосредоточено на внешнем мире. Это явный экстраверт, требующий и ждущий внимания. Второй эпизод, свидетель сильного эмоционального характера, реагирующего только на значимые раздражители. Детство запомнилось и стало осознанным после состояния испуга.

Это свидетельство самоуглубленности героини. Ее внутренний мир, насколько это возможно из-за объема рассказа, показан в динамике трех состояний: обида и ревность (ситуация с непонятками насчет куклы), осторожность в отношении сестры, выросшая на почве пережитого страха (не столько за сестру, сколько за себя и возможное наказание) и личный опыт, описанный в финале.

Показалось, что последняя часть, когда речь идет о взрослой героине, больше напоминает не рассказ, а приписку в письме, такие оставляют послесловием финального аккорда. Без нее, предоставленный собственным выводам читатель, наверняка бы понял основной посыл рассказанного.

                
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Публикация комментариев и создание новых тем на форуме Адвего для текущего аккаунта ограничено.
Подробная информация и связь с администрацией: https://advego.com/v2/support/ban/forum/1186
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/childhood/8823680/