Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Адвего Лингвист Проверка орфографии

Рассказы из детства — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Рассказы из детства / первый тур
Рассказы из детства - литературный конкурс! - Обсуждение конкурса
Конкурс (advego)
Танёчек, вот тебе узелочек / #160

Когда садик не работал, Таню частенько приводили к бабе Вале, папиной маме. Тане здесь нравилось. Каждый раз, когда за родителями закрывалась дверь, бабуля хитро улыбалась и доставала из кармана передника чёрно-золотую Маску или бежевый с красным Батончик. Таня молниеносно разворачила фантик и засовывала конфету целиком в рот: а то вдруг мама, забыв что-то, ворвётся и вырвет лакомство прямо из рук. Бабушка проворно забирала обёртку и, посмеиваясь, ковыляла на кухню, внучка — за ней.

Половина обеденного стола здесь принадлежала разным баночкам, коробочкам и блюдечкам, а посередине стояла конфетница: стеклянная крышка с будто бы вырезанными цветами и пимпочкой-пирамидкой искажала припасенные сладости, создавая причудливый калейдоскоп. А пока бабушка грела суп в маленькой кастрюльке с длинной ручкой, можно было вдоволь поковырять клеенчатую скатерть, так кстати протёршуюся на краю стола. Таню обычно сажали на стул, застеленный красной салфеткой с вышитыми журавлями, а бабуля, примостившись на табуретке, улыбалась и приговаривала: “Кушай, кушай, золотко! Специально для тебя варила”.

После обеда Таня всегда просила почитать ей в зале. Баба Валя садилась в коричневое кресло с лоснящимися, как бока пони, подлокотниками, а внучка ложилась на живот по центру коврового орнамента и болтала ногами в такт бабушкиному напевному чтению. Вскоре старушка засыпала, а Таня принималась тихонько проверять свои секретики: паутинку около колёсика журнального столика, запыленную полочку серванта, где в прошлый раз пальцем нарисовала злую собаку, да закатившуюся за тумбу виноградинку (вдруг та уже превратилась в изюм).

На дневной сон укладывались тоже по-особенному, не так, как дома или в садике. Вместе ложились на кровать, и бабушка, притворно зевая, бормотала: “Засыпай, Танёчек, засыпай”. Девочка прижималась к мягкому боку, утыкалась носом в бабулин халат и пыталась по запаху угадать, что же будет на ужин.
— Блинчики?
— Нет.
— Вареники?
— Нет. Спи, Танёчек.
— Бабуль, я кушать хочу.
— Давай ещё чуточку полежим.
— Не могууу, все бочки отлежала, — жаловалась девочка, и баба Валя сдавалась.

Когда за Таней вихрем залетал кто-то из родителей, та хватала бабушкину руку и сосредоточенно разглаживала сморщенную кожу на тыльной стороне ладони. Под градом “пошли” и “опаздываем” это было самое важное дело. Баба Валя, казалось, одна это понимала. Она присаживалась в холле на низкую софу и говорила: “Танёчек, вот тебе узелочек”. Собрав щепоткой пальцы свободной руки, старушка сначала вязала невидимую ниточку у себя на груди, чуть пониже нательного крестика, а потом протягивала её до Тани.
— Будь здорова, девочка моя. Увидимся на следующей неделе.

А потом за руку с мамой или папой Таня бежала домой через надземный переход железнодорожной платформы, мимо рынка и двух детских площадок в тщательно вымытую и начищенную квартиру, где нельзя было уронить что-то на пол или оставить жить принесенного с улицы жука.

Вот только на свой пятый день рождения Таня вдруг обнаружила, что она не единственная, кому дают узелок на прощание. У них дома собралось много родственников, и были даже детки дяди Миши: годовалый Стёпа и четырёхлетка Марк. И вот бабушка, уходя, стала раздавать свои узелочки всем. Всем!

А потом Марк сказал:
— Ба, ты завяжи лучше на бантик, а то потом не развяжешь!
Взрослые аж до тошноты заулыбались, и даже Танин папа потрепал Марка по голове. Бабушка поцеловала этого гадкого мальчишку в лоб и ответила:
— А мне и не надо рязвязывать, меня все эти ниточки на земле держат. Крепко так держат, не оторвёшь.
Таня, до того просто наблюдавшая, подбежала ближе, толкнула Марка, ущипнула Стёпу и, лавируя между обалдевшими взрослыми, умчалась к себе в комнату.

От родителей, несмотря на день рождения, она получила жуткий нагоняй, папа даже хотел дать ремня, но бабуля остановила. Помирилась с внучкой и только потом ушла. Тане тогда нестерпимо хотелось, чтобы баба Валя осталась. Девочка придумала себе, как горит цветастый ковер и пыльный сервант в зале, как пламя перекидывается на занавески и тюль, как мерцают оранжевым баночки, блюдечки и конфетница, как пламя пляшет над газовой плитой и чернит кухонный потолок в бабушкиной квартире. И бабушка, спасаясь от пожара, переезжает к Тане. Утром девочка обрадовалась, что так и случилось, но потом поняла: это ей только приснилось.

Спустя время Таню перестали оставлять у Бабы Вали. Мама с папой говорили, что она лежит в больнице, а сами ходили хмурыми и шептались по углам странными словами: “рак”, “онкология”, “диагноз”.
— Бабушка умрёт, — однажды вдруг поняла Таня.
— Все мы когда-то умрём, — ответил папа.
— Но бабушка Валя скоро, да?
— Наверное. И нам от этого очень грустно.

Таня, казалось, и не грустила в этот момент, и не тосковала, но всё равно расплакалась. А потом бабушку Валю привезли к ним домой и положили в свободной комнате. Она выделялась на кровати пологим холмиком и чаще всего смотрела в потолок. Таня видела через приоткрытую дверь, как она периодически поджимает губы и хмурится, а ещё тихонько что-то напевает. Заходить к ней родители разрешали не часто, говоря, что та плохо себя чувствует.

В квартире стало по-особому пахнуть, как около кабинета медсестры. Запах этот шёл от бабушки и никак не выветривался, а расползался. Даже Танины игрушки стали пахнуть так же. А когда в квартиру бодро входили врачи скорой и привычно шли в дальнюю комнату, запах становился только острее и неприятно щекотал любопытный Танин нос, просунутый в щёлочку приоткрытой двери.

Обычно после прихода врачей Тане разрешалось зайти к бабушке. Старушка поворачивала голову и улыбалась слегка-слегка.
— Прости, Танёчек, нет у меня для тебя конфетки.
— Жалко, бабуль.
— Я попрошу папу и маму тебе купить, — бабушка чуть кивала стоящим за внучкиной спиной родителям.
— Спасибо, бабуль, — благодарила девочка, чувствуя настойчивый мамин взгляд в затылок.

Но иногда Таня пробиралась в комнату по секрету. Она тихонько садилась на корточки возле тумбочки и смотрела, как поднимается и опускается бабушкина грудь. Иногда девочка приносила маленького дельфинчика-факира и сажала его на вершину живого холмика. Однажды, когда баба Валя не спала, Таня спросила, отчего та стала сильно морщиться во сне.
— Больно мне, милок. Мне бы уж уйти и не мучаться.
— Ба, а ты не боишься умереть?
— Уже нет, Танёк. Пора мне, да всё бог не забирает.
— Почему не забирает?
— Не знаю, милая, видимо, что-то меня на земле держит.

Таня широко распахнула глаза, а потом, услышав шаги взрослых в коридоре, выбежала из бабушкиной комнаты. Тем же вечером девочка аккуратно, пока никто не видел, взяла с папиного стола ножницы с длинными лезвиями и, зажмурившись, отрезала ту самую ниточку, что так часто завязывала ей бабушка. Кончики ножниц, правда, чиркнули по нежному подбородку, потекла кровь, и Таня разрыдалась. Прибежавшим на крик родителям сказала, что случайно взяла ножницы.

Мама заклеила порез пластырем, посчитав, что швы накладывать не придется, и продолжила беспокоиться только о бабушке. Врачей стали вызывать и утром, и вечером, но лучше от этого не становилось.

А где-то через неделю приехал со своими детьми дядя Миша, сказал, что привез ещё внуков, пока не поздно. Тут-то Таня и поняла, в чем дело. На этот раз действовать надо было быстро. Пока родители развлекали племянников, она забежала в ванную комнату, подставила табуретку, забралась на стоявший у стены шкафчик и, встав на носочки, дотянулась кончиками пальцев до маминых маникюрных ножниц. Удержать их не смогла, и об кафель громко дзынькнуло. Но Тане повезло: никто ничего не услышал.

Девочка дождалась, пока родители уйдут с дядей Мишей на кухню, а Стёпа и Марк останутся в комнате. Она прыжком ворвалась в их игру и, пока они ничего не сообразили, быстро щёлкнула ножницами перед одним и вторым. Через мгновение в себя пришёл Марк и закричал так, будто его режут. Взрослые вдруг объявились на пороге и застыли. Таня быстро защёлкала на них ножницами, чтобы в этот раз уж наверняка обрезать всё. Первым опомнился папа — скрутил её в охапку и выволок из комнаты.

Дядя Миша похватал своих детей и, называя Таню то придурошной, то полоумной, сбежал. А потом были и пощечины от мамы, и ремень от папы, и тёмная комната без ночника. Таню давно уложили спать, но собственные всхлипы не давали ей заснуть. Успокоилась она, только когда выключили телевизор в зале, и в квартире стало совсем тихо. Девочка ещё немного полежала, изучая светлую полоску на потолке в самом уголке окна, а потом на цыпочках пошла к бабушке.

Казалось, что баба Валя ещё больше постарела. Морщинистая кожа на руках стала заскорузлой, а не мягкой, как раньше. Да и вообще бабушка стала похожа на Ягу. Нос и подбородок заострились, а щёки скукожились ещё больше. Таня тихонько тронула бабушку, и та дёрнулась, просыпаясь.
— Бабушка, я всех отрезала.
— О чём ты, Танёк?
— Всех внуков и детей твоих отрезала. Ты же сама говорила: “Узелочки держат”.
— Как? — старушка ещё не проснулась окончательно, но что-то начала понимать. Сын заходил перед сном и рассказал, за что так наказал дочку.
— Ножницами чик, и всё, — Таня двумя пальчиками показала, что сделала. — Но, бабуль, если ты ещё кому узелочки вязала, я уже помочь не смогу. Мне теперь ножницы вообще брать нельзя.
— Милая моя Танечка, иди ко мне, малыш. Дай я тебя поцелую на прощание.
— Только не привязывай, а то тебя бог забрать не сможет.
— Не буду, Танёчек.
Баба Валя тронула сухими губами лоб девочки, погладила маленькие гладкие ручки.
— Иди спи, Танёчек. Я к утру уйду.

Тема закрыта
Написал: Конкурс (advego) , 10.06.2024 в 17:41
Комментариев: 17

Отправить донат автору

Комментарии
Читатель
За  2  /  Против  0
Читатель  написала  11.06.2024 в 14:02
Сам по себе рассказ понравился, идея неплохая, но стиль, подача - просто не моё.

                
Читатель
За  2  /  Против  0
Читатель  написала  14.06.2024 в 21:30
Удивлена, что читатели молчат. Хотя сама тоже писала-писала и увязла в банальностях.
Мне кажется, автор через обыденные вещи сумел передать детскую любовь, удивление, страх, обиду - много всего, с чем ребенок остается один на один. Мы часто видим то, что на поверхности: носится с ножницами - полоумная, ненормальная, всех покалечит, куда смотрят родители! А за каждым детским поступком всегда стоит что-то большее, что мы, к сожалению, не в состоянии увидеть из-за своей косности и определенной узости взгляда на мир. И сама история с узелочками, и сцена с Марком и Стёпой, и искреннее неумелое стремление Тани помочь любимой бабушке действительно тронули. Автору спасибо)

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  15.06.2024 в 13:27
Я "завязала" узелочек на память, что непременно встречу этот текст в финале. :)
Рассказ отличается и небанальным сюжетом, и подачей, и настроем...
Очень порадовала выразительная и образная речь!

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  16.06.2024 в 13:20
Не буду разводить турусы на колёсах. Понравилось. Плюс.

                
Читатель
За  2  /  Против  0
Читатель  написал  18.06.2024 в 11:47
Нюансы есть. Как без них? Тыльная сторона ладони - это где? Ладонь, вроде, и есть тыльная сторона кисти. Таню приводили вместо детсада и садили обедать. Но самое печальное. Читаю рассказы про бабушек, и все они старухи. Пока не всё прочитала, может где-то есть исключение. понимаю, что для четырех-пяти лет люди старше сорока кажутся глубокими стариками, но ведь они такими не являются. Обычно это вполне бодрые старушки и старички лет пятидесяти-семидесяти. Да, с морщинами, но не согбенные и без шаркающей походки. Конечно, не исключаю, что есть и древние, но на этом конкурсе других , кроме совсем уже доходяг, нет. К рассказу вопросов нет. Не самый мне полюбившийся, но очень неплохой с кучерявым стилем. Ставлю в очередь, так как тут дело вкуса, а придраться серьезно не к чему.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написал  18.06.2024 в 22:53
Грустно до слёз, но... поступок девочки и правда тянет на полоумие какое-то.
Приду потом ещё раз перечитаю без эмоций.

                
Читатель
За  3  /  Против  0
Читатель  написал  20.06.2024 в 03:29
Непривычно видеть на Адвего такой рассказ и думать не о том, что это неформат и выпил, а о том, что это заявка на победу. Грустно. Что ж.

Меня трогает, когда автор через обыденное или даже смешное рассказывает какие-то тяжелые вещи. Если конечно автор умеет это делать. Не буду показывать пальцем, одна такая работа мне на этом конкурсе встретилась.

У вас же ровно наоборот: вы в лоб выкатили умирающую бабушку и через нее рассказали анекдот про девочку с ножницами. Послевкусие неприятное. Вспомнилось, как однажды коллега, смешливая тетка, взахлеб рассказывала о смешной истории, случившейся на похоронах - вот такое же гаденькое.

Не настаиваю, возможно это мои личные тараканы, может быть рассказ даже и неплох, но я в нем вижу откровенную манипуляцию и тонкий расчет, это отталкивает.

Вы славно пишете, вполне могли бы написать что-то кроме.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  22.06.2024 в 02:39
А мне понравилось. И девочка, которая так любила бабушку, что хотела ее отпустить, "отрезав" от нее детей и внуков, чтобы та не страдала. И стиль понравился. Да, умирающие родственники - это всегда возможность разжалобить читателя, но мне показалось, что тут все же соблюден баланс между сентиментальщиной чистой воды и хорошей подачей.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  24.06.2024 в 22:35
Потрясающая история. Плюс, конечно.

                
Читатель
За  1  /  Против  2
Читатель  написал  06.07.2024 в 15:02
На пони-подлокотниках сознание от неожиданности замерло. Таня своими секретиками с метками пыли хозяйскую репутацию бабушки немного опустила. По какому запаху определяли ужин?..Странная деталь.
Не получилось воспринять, и даже быть объективным. Что-то отторгает. Видимо резонансы разные.

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  06.07.2024 в 16:11  в ответ на #10
На пони-подлокотниках сознание от неожиданности замерло.ЦитатаЧто за намеренное перекручивание слов автора!

--- Есть "лоснящиеся подлокотники", и есть "лоснящиеся бока пони". Зачем придумывать "пони-подлокотники"?
--- Есть выражения "горячий взгляд" и "горячий суп". Никто не говорит "взгляд-суп".

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  06.07.2024 в 16:47  в ответ на #11
Не нужно кушать лоснящиеся атрибуты. Пунктир прикольный, это какой-то новый формат тире.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  06.07.2024 в 17:29  в ответ на #12
Атрибут — это признак предмета. "Лоснящиеся" — это признак того, что что-то блестит. :)
Знаете, как называется признак признака? :)

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  06.07.2024 в 17:35  в ответ на #13
В словарь не пойду. Атрибут имеет и другие значения. К пони и креслу это имеет отношение? А фонари все тише...

                
Читатель
За  1  /  Против  0
Читатель  написала  06.07.2024 в 17:42  в ответ на #14
А в вашем словаре или "замершем сознании" есть слово "пони-подлокотник"? ) Тогда внесите туда еще и "взгляд-суп". Пригодится когда-нибудь. Будет свежо и оригинально при употреблении. )

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написал  06.07.2024 в 18:36  в ответ на #15
Еще тише.
Автору не буду засорять ветку. Где меня найти, знаете.

                
Читатель
За  0  /  Против  0
Читатель  написала  07.07.2024 в 22:02
Безусловно, ДА!

                
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Публикация комментариев и создание новых тем на форуме Адвего для текущего аккаунта ограничено.
Подробная информация и связь с администрацией: https://advego.com/v2/support/ban/forum/1186
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/childhood/8823726/