Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Скачать Advego Plagiatus Проверка орфографии Транслит онлайн Антикапча

Проза Адвего — Форум Адвего

боковая панель
Применены фильтры:
  • Нравится
  • Не прочитано
  • Прочитано

Кот выгнул дугой спину, бросил затравленный взгляд вглубь квартиры, повернулся к входной двери и зашипел.

Успокойся,- сказала Смерть,- я только к тебе.

Кот встрепенулся и сел, обернувшись хвостом.

Почему сейчас? Изначально собиралась немного пораньше,- Смерть провела костяным пальцем по лезвию косы,- Все просто и банально. Весна — пора обновления, пора надежд и

- Старьевщик-то умер, - сообщил кузен.

Старик Якоб называл себя антикваром, но все остальные, включая сына, именовали его Старьевщиком. Жил Якоб возле свалки у ручья, который бил из-под кладбищенской кручи. После развода его бывшая жена отсудила все, кроме этого клочка земли. Старик собирал рухлядь, удил на хвосты ящериц слепую форель, варил уху, от которой на сотни метров разило

«Червяк? Червяк???» - Антон расстроился. «Ну почему в этом лайф-чейнджере нельзя выбрать себе организм?» Откровенно говоря, выбрать-то было можно, но только за деньги. А рассудительный Антон давно и упорно копил на портативный материализатор.

Профессия тренера по лидерству и умение убеждать приносили ему хороший доход, но отнимали много моральных сил. Хотелось разрядки. Поэтому раз в

Я не ждала его. Я вообще никого не ждала. В свои 33 я давно для себя решила, что мне как стопроцентному интроверту лучше всего жить одной в своем маленьком уютном мире. Новость о беременности я восприняла не то что бы равнодушно, но как-то отстраненно: ну не может этого быть со мной. Не может и все. Оказалось – может.

Будущий отец обрадовался гораздо больше. Вероятно, радость была столь
Из шкафа выпали крылья. Покрыты пылью, изъедены молью. Я уже не летаю.

Запах нафталина продрал до гланд. Раньше крылья пахли дождевым облаком и на вкус немного горчили дерзостью. Раньше их безудержный размах уносил выше радуги. Я летала без оглядки на время и координаты посадки. Одинаково радовалась приземлению в поле, на холм у излома реки, на крышу небоскреба. Восторга полные легкие и улыбка во все лицо.

Потом время полетов пришлось ограничить. К восьми утра на работу, к восьми вечера ждут домой на ужин. И там, и там крылья лишние.

В киндерариуме был день посещений. Стерильные коридоры ожили, и обленившиеся датчики вяло ловили эмоции.

Пара возле смотрового экрана 5 довольна: похожий на отца толстячок растет строго по графику и скоро покинет инкубатор. А от экрана 1 идет раздражение: им обещали чистый набор – рыжие волосы, зеленые глаза, прозрачную кожу, но у девочки проявился рецессивный ген.
– Она же как из

Смерть - это страшно.

Я видел смерть.

Что самое неприятное, к ней привыкаешь. Привыкаешь, как к утреннему кофе или как ежедневному посещению социальных сетей.

В медицине без смерти никуда.

Что? У дерматологов не умирают?

− Мужчина, не дайте своей жене забыть, что она – женщина: купите цветы!

… Бантиков стоял посреди залитого весенним солнцем цветочного базара, а перед его носом продавщица цветов трясла маленьким невзрачным букетиком.

− Молодой человек, я к Вам обращаюсь! Обрадуйте свою жену морально, а меня – материально: купите подснежники, − в упор смотрела цветочница.

Букетик был
Григорий устраивался на работу. Для начала ему нужно было пройти медкомиссию в поликлинике. Ему дали направление в специализированную поликлинику, находящуюся где-то на отшибе города. С большим трудом разыскав нужное место, Григорий очутился перед поликлиникой. Это было приземистое деревянное здание на два этажа, первый из которых почти полностью врос в землю. У входа висела грубо намалеванная табличка с надписью «Поликлиника».

Григорий вошел внутрь, в нос ударил запах застоявшегося пота и каких-то лекарств. Он оказался полутемном коридоре, вдоль которого на лавочках сидели разные бабульки и дедульки. Увидев нового посетителя, все враз замолкли и уставились на Григория. Он нерешительно шагнул поближе и спросил:

- Кто последний в 66-й кабинет?

Она, 14 лет: Все у меня нормально: руки, ноги, голова правильной формы, волосы красиво вьются, глазки серенькие. Но эти гадкие веснушки. Где они взялись? Зачем? И почему у меня? Это так некрасиво. Все испортили!

Он, 19 лет: Переехали жить в новый дом. Встретил сегодня на ступеньках в подъезде девчонку. Вся в веснушках. Это, оказывается, так красиво! Почему Бог разукрашивает только

Дом… Когда-то это слово так много значило. Дом был необъятным, зеленым и круглым. Дом был протяженным желтым отрезком на карте, в детстве отчего-то напоминающим лошадку. Дом был там, где божественно пахло мамиными пирогами с брусникой. Теперь это просто пустое слово, три почти нецензурные буквы, потерявшие всякий контекст. В моем кармане звенит обесцененными монетками множество таких слов.

Сухощаво,

Стрелка спидометра его BMW то и дело перескакивала 160 км/час. Дом за городом давал возможность по дороге с работы наслаждаться чудесными видами свежего леса, однако и здорово воровал личное время. Но сегодня любоваться природой некогда – опаздывать на крутую вечеринку в честь своего же юбилея не очень-то прилично.

Радио пело «it's so wonderful, wonderful life», и молодой человек не мог

Сантехник Василий сидел в курилке и страдал. Страдал после вчерашнего. Жажда буквально иссушала Василия и лишала последних творческих сил. В ларек, что через дорогу завезли свежее пиво. А свежее пиво, как известно, даже доктора рекомендуют при остром похмельном синдроме.

Не наблюдалось шустрых бабулек с прокапывающими кранами, каждое утро осаждающих жэковскую мастерскую.

Солнце. Яркое питерское солнце разбудило меня этим утром. Настойчивый лучик упрямо светил в мои закрытые глаза до тех пор, пока они не раскрылись. Я прищурился. Самое время вставать и постараться раздобыть себе завтрак. Нынче май – от стойкого запаха огурца не скроешься, корюшка в городе. Я замечтался, представляя еще горячую, промасленную жареную рыбку. Мой желудок жалостно сжался, как загнанная

В полночь в библиотеке зазвонил забытый кем-то мобильник. Приятная мелодия эхом прокатилась между стеллажами и затихла под высоким потолком. Через минуту телефон зазвонил снова, и в середину зала осторожно выплыла легкая тень. Остановилась, будто прислушиваясь. По длинному платью, туго перехваченному широким поясом, и кокетливой шляпке было понятно, что это женщина. Богатая. Так одевались
«Господи, спаси нас, дураков, как-нибудь…»
Схиархимандрит Софроний (Сахаров)

- Знаешь, кого в новой церкви видела? – Судя по маминой интонации, пахло интригой. – Олега, Бориного друга! Помнишь? С хвостиком такой, ключи делал в Доме Быта.
Хотите верьте, хотите нет, но дело было так:

Лет двадцать назад я решил жениться. Сказано – сделано: я уже женат. Как и все молодые семьи, своего не имея жилья, ютились с родителями. Но самостоятельность и амбиции никто не отменял, поэтому начали поиск съёмной квартиры. Нашли квартиру, а там из мебели шкаф да комод, ну и на кухне сервант. А у меня жена не из местных, её родина в 250 км от нашего жилища. И вот нам понадобилось привезти кое-какую мебель, холодильник с телевизором, прочую мелочёвку с её малой Родины. Подгадали под командировку моего отца, он поехал в те далёкие края и на обратном пути домой обещался заехать и забрать всё это. Машина «КамАЗ», поместится всё и ещё сверху немножко. Так как расстояние не близкое, а выехали наши командировочные поздно, домой приехали только в три часа ночи.

Вот тут всё и началось.
Здравствуйте, люди. Я - женщина с серьезным лицом, в круглых больших очках, в зеленом хлопчатобумажном платье, обшитом монетами. Меня зовут Зарплата. Я очень признательна вам за такую любовь ко мне. Я никогда не забуду ваше довольное выражение лица, когда я прихожу к вам раз или два в месяц. Как ваши пальцы нежно берут меня, а глаза пристально смотрят и голос шепчет: «Тысяча, две, три…». Мне почему-то кажется, что вы бы вечно говорили эти слова.

Я никогда не забуду, как идет домой муж, когда я красиво лежу у него в кармане. Как он гордо подымает плечи и уверенно шагает с ощущением, что он сегодня спас мир. И как жена берет меня в руки и говорит: «Это все? почему так мало?». Женщины, хочу вам напомнить, что размер не важен. Разве не так?

Я живу в конвертах, карманах, кошельках, сумках. Вы мне даже придумали новое жилье — Интернет. Я как бы есть, и меня вроде нет.

- Вот на этой горушке мы с тобой, товарищ лейтенант, завтра и засядем. Куда бы фрицы не ломанулись, будут как на ладони, – удовлетворенно сказал Генка, передавая бинокль Трофиму.

Два разведчика 779-го стрелкового полка лежали в зарослях прошлогодней травы на вершине холма. Справа виднелся немецкий городок, маленький и какой-то бутафорский. Слева, в хилой рощице, под маскировочными

В Фукагава – предместье города Эдо – был вечер. Кусты ямабуки, покрытые жёлтыми цветами, склонились над старым прудом. То и дело начинал накрапывать дождь, но в воздухе почему-то не было ни одного насекомого. Такараи Кикаку считал, что они притихли из почтения к его учителю.

«Сочиняет», — подумал Кикаку с уважением.

Мацуо Басё неподвижно смотрел перед собой. На самом деле он не

Люба каждый день бегала на станцию. Там находилось единственное почтовое отделение на весь поселок. На дворе был май 1945 года: победу уже с размахом отпраздновали, но почта еще ходила плохо... Несмотря на это Иван старался отправить хотя бы короткую весточку из каждого города или железнодорожной станции, где он останавливался по дороге домой.

Любочке было 17, когда началась война.

- Батянь, я с тобой! – голубые глаза 7-летнего Степы вопрошающе смотрели на Ивана.
- Сынок, в другой раз…
- Но ты всегда берешь к дедушке! - обиженно протянул мальчуган.
- Не сейчас, Степ… Сегодня никого не беру. Иди-ка лучше Вере подсоби. Скоро свадьба, умаялась сестра твоя. И жениху помоги, Степан Иваныч.

…Майское солнце, медленно опускаясь за рощу, последними лучами

Сегодня

-Ты сошла с ума? В какую-такую деревню ты собралась? Тридцать пять лет бабе, а ума как не было, так и не появилось. Тася, ты меня слышишь?
-Слышу-слышу. Я так решила.
-Решила она… У тебя есть все: квартира, хорошая работа, друзья. Мы у тебя есть, в конце концов. И все это ты собираешься перечеркнуть?

***
Двадцать с лишним лет назад

Летним вечером
Я учусь в кулинарном техникуме, не потому, что готовить люблю, а потому, что с моим аттестатом выбирать не приходится. Мамка сказала: «Иди в кулинарный, хоть сам сыт будешь, и я при тебе прокормлюсь». Ну и пошел. Мы с мамкой живем вдвоем на девятом этаже двенадцатиэтажного дома. Мамка без батяни тянула меня худо-бедно. А тут еще повадился кто-то у нас шмотки тырить с бельевой веревки, да прямо с прищепками. И шмотки-то дрянь, китайский ширпотреб. Бабла на крутые бренды у нас нет. Когда сперли очередные китайские джинсы, заодно прихватив и любимую мамкину ночнушку, мамка наехала на меня, что это я потихоньку тырю да продаю.

— Да ты че, мам, кто их купит-то? — возмутился я. — Разве бомжи только.
— Так ведь девятый этаж, это какие же руки надо иметь длиннющие, — парировала она. — Раньше грешила на ветер, а сейчас целую неделю полный штиль, не прошелохнет, не прогремит, — завершила она свою тираду словами известного классика.

Я пёс. Старый, но жизнерадостный пёс. Благородных хвостатых в моей родословной нет, а значит, и рассказывать о своей жизни я буду по-простому, без изысканных выражений и аристократических страстей. Имя и фамилия мои одновременно забрались в ничем не примечательную кличку — Тобик.

Живу я на даче. Давно живу. Так давно, что даже не представляю, сколько мне лет. Хозяин говорит,

- Вернемся к вечеру, – Гена по прозвищу Пыжик спрыгивает с мокрых досок пристани. Его грязноватый плащ прекрасно сочетается с серым днем и с позеленевшими от влаги стенами прибрежных построек, - Обещал своей, что вернусь сегодня.

Я уже устроился на носу лодки. Мой проводник смачно затягивается вонючей папиросой, оглядывается на рыбаков, возящихся у своих лодок. Меня не покидает ощущение,

Корчился.

Морщился.

Бесновался.

На это слово реагировал, как вампир на чеснок.

Какое слово? Да дети же, какое еще?
— Все! Точка! Возражения не принимаются, — Татьяна Алексеевна сделала строгий взгляд, насколько это было в ее силах. — Завтра, 27 декабря, в 17:00 в актовом зале нашего ателье состоится новогодний праздник. На корпоратив идут все, без исключений. Вы, Роман Иванович, как охранник, обязаны присутствовать. Не хотите отдыхать в нашем кругу, так будете делать свою работу — охранять порядок.

Усатый Рэмбо, как его называли сотрудницы ателье «Ромашковое поле» за гусарские усы и суровый нрав, поднял вопросительный взгляд, в котором читалось: «Тридцать две швеи! Какой порядок они могут нарушить? Клубок ниток размотают?». Но промолчал. Злить директрису не хотелось, к тому же, в посещении корпоратива у него был свой амурный интерес…

Майским солнечным утром, никуда не спеша и ни на кого не обращая внимания, по двору шел рыжий пушистый кот. Привычно ловко вскарабкавшись по дереву, он спрыгнул на гаражную крышу и направился к своему любимому месту. Устроившись поудобнее, он принялся за утренний туалет. Дело это было непростое из-за густой шерсти, но кот считал, что гигиена прежде всего, хотя ему очень хотелось спать.

Жила была Женщина. Она была маленькой и очень хорошенькой. Ее все любили, баловали и ничего ей не запрещали. Конфеты, сладости, подарки от любящих родственников она всегда получала по поводу и без. И росла наша маленькая Женщина во всеобщей любви и обожании, и думала, что так будет всегда.

Но время шло. Малышка превратилась в молодую, привлекательную особу. И с удивлением узнала,
Коллеги! На медосмо-о-о-отр! Крышки с анализов не снимать! Бахилы не красть! – громко скомандовала косматая Наташка из отдела кадров и заржала как лошадка, довольная своим остроумием.

Встряхнула я окорочками, и бодро шагнула в первый попавшийся кабинет. Там, в зловещем полумраке сидел врач, которого я никогда не забуду. Он заставил меня снять панталоны, поставил в неприличную позу и долго искал проблемы там, где их быть не должно. Наконец он стянул перчатки и деловито сказал:

– Не увлекайтесь компьютером. Виртуальная жизнь зачастую приводит к реальному геморрою. И улыбнулся.

Маша никогда не любила детей. Особенно невоспитанных. Да и кто их любит-то? Разве что дамочки, которые на каждую шалость или каприз любят произнести сакраментальное: «Это же дети!». Нет, такого подхода Маша не понимала.

Возраст стремительно приближался к сорока, да и муж все чаще мечтал, как он будет ходить с сыном на рыбалку, и намекал Маше на необходимость исполнить возложенный

- Сюда! Кто-нибудь, сюда!
Крики, доносившиеся со стороны озера, прервали его сон. Он встал, оделся, накинул на плечи форменную куртку с нашивкой «охрана» и вышел на крыльцо.
Рассвет был прекрасен: едва проснувшееся солнце золотило гладь озера, на берегу которого уютно разместилась база отдыха «Lucky Diver»; мир вокруг был напоен запахом сосен и убаюкан шорохом волн.
- Эй, люди-и-и!

- Ма, тебя Ниндмитревна в школу вызывает.
- Отличные новости! Что ты опять…
- Маш! Маша! Где мои носки?
- Кир, ты не оригинален, каждое утро одно и то же. Левая дверца…

Дзынь! Р-р-р-р! Нютка добралась до миски Рэя и зачерпнула розовой пятерней горсть корма. Не на того напала! Острые зубы сомкнулись на манжете памперса – Рэй аккуратно, но твердо тащил нахалку прочь.


— Молодой человек, — одесский говор.

Открываю глаза и вижу странного мужика, прямо как из фильма «Брат-2».

— Молодой человек, — повторяет он. — Мы, русские, не обманываем друг друга, — ну вот, даже «русские» произнес картаво, без «р».
— Ты кто такой? — рявкаю я.
— Куйбышев, — с мерзкой улыбочкой отвечает мужик и приподымает кепку над головой.

Снится мне все

С собаками у меня давняя история. Сколько себя помню, хотела собаку.
- Собаку! — отвечала я на любой вопрос о подарке.
- Может, кошечку? – с надеждой спрашивали родители.
- Собаку! – твёрдо отвечала я.
- Ой, посмотри, какого милого котёнка папа принёс! – восклицали родители, вручая мне очередного кота.

И я сдавала свои позиции, на некоторое время, забывая о собаке.
Поехала раз моя жёнушка к своей маме. А Люську, соседку нашу, назначила она надо мной шефствовать. Чтобы, значит, я дурью не маялся в отсутствии супружницы, а делами занимался. А я уж и так решил: пора что-нибудь полезное свершить.

И снизошло на меня, что неплохо бы самогон выгнать. А что? Дело это нужное? Обязательно! Полезное? Да не то слово!

Достал я все прибамбасы, флягу на газовую плиту взгромоздил, змеевик в ведро с холодной водой опустил, сел рядышком в ожидании. И вот уж по дому дух головокружительный пошёл, первые капельки брюликами в банку западали, по стеночкам посудины нависли и переливаются всеми цветами радуги – поэзия! Сказка!

Этот состав отправляется всегда неожиданно. Он идет быстро, сначала так быстро, что за окнами пролетают не только верстовые столбы, но и города, деревни, люди. Лиц не разобрать, голосов почти не слышно – уши закладывает на лету, в коленях дрожь, мозги отключаются, отказываясь понимать происходящее. Но ты знаешь – этот поезд идет на океан! Ты хочешь туда. Ты стремишься туда, к океану,

- У меня идея! – воскликнула Галя прямо с порога. Я мысленно прикинула: где валидол, корвалол, валерьянка…
- У меня идея! Надо свести вместе твою Катю и моего Серёжу!
Катя и Серёжа – это наши дети. Хотя мы с Галей дружим давно, наши отпрыски всячески игнорируют друг друга. По мне, так нечего лезть в личную жизнь, но Галя была другого мнения.
- Это уже старая идея, - ответила я,

Метро… Каждый день в подземке переплетаются жизни тысяч людей. Все куда-то спешат, бегут, не замечая друг друга. Давки в час пик и пустынные переходы с одинокими пассажирами в ночное время. Станции дарят такую желанную прохладу в летний зной и помогают согреваться в зимнюю стужу. Вечно пульсирующие артерии города не останавливаются ни на минуту.

Для Глеба станции подземки стали отдушиной,

Город дышал весной, раскрывая навстречу свежему ветру свои бетонные легкие, облачаясь в нежно-зеленое. Озорные солнечные зайчики переливались в его глазах-окнах, дети в пестрых одеждах носились по площадке, распугивая стайки голубей.

Иван вышел на крыльцо свежевыкрашенного подъезда «хрущевки под снос» и втянул ноздрями свежий воздух вместе с бодрящим запахом краски. Захотелось звонко

Дорогой Игорь! Мы не виделись с тобой с последней встречи выпускников, не особо общались, но я регулярно лайкаю твои фотографии. В последнее время стал замечать, что волосы стали беспощадно покидать твою умную голову. Мне, как человеку давно распрощавшемуся с шевелюрой, хочется сказать тебе следующее.

Часто ли раньше завидовали твоей прическе? А вот моей – постоянно. Скоро и ты станешь

Опять вечер... Как я не люблю эти долгие холодные зимние вечера. Все люди пробегают мимо меня, даже не обращая внимания. А я... А что я? Я просто прохожу мимо, иногда останавливаясь и заглядывая в глаза людей.

Так прошло много дней. Канун Рождества, а просвета так и не видно. Мне очень холодно, я голоден. Я опять стою возле театра, откуда выходят красиво одетые зрители. Какое им дело до

Как-то меня спросили: "Да что ты за человек такой?!." Вопрос был задан на повышенных тонах и к тому же женщиной, но я явственно чувствовал, что от него веет подвохом. А еще истерикой.

Действительно, что я за человек?.. Наверное, не слишком удачливый. И не слишком старательный. А также наверняка не слишком заботящийся о материальном благополучии. Для меня иногда привычно выйти в пять утра

Ох, женщины…

То рыженькая с зелеными глазами, то маленькая светленькая с короткой стрижкой и большими голубыми глазами, то с каштановыми длинными волосами, курносым носом и очень милой улыбкой. Я и сейчас их всех люблю.

А эта история началась на пляже.

Грелся на солнышке в одиночестве, музыку слушал. Хотел переодеться и в море поплавать. А тут откуда-то взялась — Она!

Я по-разному представляла себе этот уикенд. Вот мы на катере мчимся под разведёнными мостами, а потом до утра бродим по Невскому, крепко держась за руки. Вот мы любуемся вечерним Питером с высоты Исаакиевского Собора. Вот мы в Петродворце на берегу Финского залива, мы смеёмся, целуемся, он кружит меня на руках, а вокруг играют скрипки, и золотые лепестки падают с небес. У меня была тысяча и одна

Плохая работа, непогашенный кредит, маленькая квартира, полное отсутствие какой-либо машины - это все про меня. А еще у меня была собака, которую пришлось продать из-за острого недостатка денежных средств. Картину прекрасно дополняла бы некрасивая жена, но с этим, к счастью, проблем пока нет. Даже если кто-то и выйдет за меня замуж, то переплюнуть меня в некрасивости будет крайне сложно.
Зачем выдумывать – напишу, как было.
Мои отношения с мужем зашли в тупик, выйти из которого, по мнению психолога, я могла только с любовником. Гинеколог, увидев на УЗИ тоскующую яйцеклетку, тоже дала однозначные наставления, и пазл сложился.
И вот уже бурная фантазия, подстегиваемая весенним гормональным всплеском, являет сраженного моими чарами пылкого Брэда Питта времен расцвета его карьеры. Краснея, я вспоминаю фразу «сколько той жизни, а половой еще меньше», фонтанирую феромонами и распускаю флюиды страсти, словно павлин хвост. Чувствую, что так и до греха недалеко, – скоро мужчины пачками понесут в милицию заявления с жалобами на домогательства некой настырной особы.

День 1. Определяюсь с жертвой. Я не Примадонна, поэтому мой избранник должен быть старше моего замужества хотя бы лет на десять – кому еще нет 30 лет, могут не паниковать. Пусть не толстосум, но с харизмой.

Да встаю я!.. по крайней мере, пытаюсь…

Милая, а ты щи готовишь?.. Буду, конечно, кушать, но попозже. А сейчас мне бы рассолчику… хоть глоточек… или пивка… бутылочку…

Воды c крана? А че так не ласково любимому мужу отвечаешь?

Немного не понял... при чем тут козлы? Ты, дорогая, не извиняйся, нет копытца c водицей – и бог c ним! Я и c крана могу… А козлы просто ничего

Я думаю, у каждого человека есть воспоминания о своей студенческой жизни. А у меня этих воспоминаний – тьма тьмущая! Ну, любила я в то время повоображать и привлечь к себе внимание. Ну, что сделаешь, хобби у меня такое было. Как сказал товарищ Пушкин: «Желаю славы я…».

Училась я в советские времена в техникуме. Тогда было принято посылать всех куда-нибудь. Особенно часто посылали нас на
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Ваша учётная запись заблокирована для участия в форуме.
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/proza/round2/