Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Скачать Advego Plagiatus Проверка орфографии Транслит онлайн Антикапча

Триллер Адвего — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Триллер Адвего / второй тур
Триллер Адвего - литературный конкурс! - Обсуждение конкурса
Применены фильтры:
  • Нравится
  • Не прочитано
  • Прочитано
«Некоторые места никогда не отпустят»
Мартин Скорсезе

Старенький желтый автобус громко чихнул, фыркнул, выпустил темное облачко вонючего дыма. Он устало покатил дальше по привычному для него маршруту, подпрыгивая на ухабах. Я остался на обочине, глотая пыль и ядовитый выхлоп.

Недобрый взгляд она почувствовала сразу. Перекрестившись, вышла из храма, стараясь не смотреть в его сторону. В церковь она заходила каждый день после работы. Ставила свечу возле одной иконы и истово молилась. Потом стояла, закрыв глаза, до тех пор, пока не переставала чувствовать его спиной. Тогда она шла домой через осенний ночной парк. Пила чай в одинокой квартирке на втором этаже старого дома

Все пошло не по плану. Майк здорово переплатил за юнит. Изначально он рассчитывал выкупить его за 500 баксов. Но были еще желающие поковыряться в мусоре и со временем ставки поднялись до 1000 баксов. Судя по фото, юнит был старым, со множеством интересных коробок, возможно, полных винтажной посуды, монет, бейсбольных карточек или даже украшений. Майк не планировал тратить больше 500,

Птицы густо облепили ветки деревьев. Казалось, что здесь собрались пернатые со всей округи: черные и серые вороны, грачи, галки. Поначалу хватало и более мелких птиц, но крупные представители семейства врановых отогнали шумных и непоседливых конкурентов вглубь леса и снова вернулись на свой пост, где застыли немыми изваяниями. Иногда какая-нибудь из ворон позволяла себе переступить озябшими
Как-то на трассе я подобрал путешественника, нам было по пути. Мы разговорились, и он спросил, не страшно ли мне было останавливаться. Вдруг он серийный убийца. «Вероятность того, что в одной машине окажутся два серийных убийцы, ничтожно мала», - ответил я, улыбнувшись.
История с просторов интернета.

Сейчас
Фред, сидя на унитазе, склонился над раковиной. Чем же его угостила дорогая жёнушка, что хлещет с обеих сторон? Мучительная рвота перемежалась приступами диареи. Фред увидел в раковине блёстки, украшавшие крем свадебного торта, и истерически захихикал, хрипло булькая горлом.

Опять он стоит за окном и смотрит сюда... Грязное, треснувшее стекло искажает это человеческое существо и, с какой стороны ни посмотри, видишь новое творение утомленного воображением сознания. Но взгляд его неизменен, всегда устремлен на меня. Будто отражение...

Однажды прочел такое утверждение — осознание того, что мы становимся объектом другого разума, очень отвлекает.


Он услышал стук, но не стук в дверь, а стук собственного сердца. Словно по команде невидимого дирижера, противно запищал телефон. На смартфон следовало поставить мелодию поприятней, но Семен, как настоящий олдскульный программер, привык ассоциировать смс со звуком его первой Нокиа. В ушах шумело так, словно в голове засел пчелиный рой. Оператор связи спешил сообщить, что на мобильном счету

Постулатов любил порядок. Субботнюю уборку своей квартиры он начинал всегда с чистки пылесосом дивана и кресла. Затем пылесосил ковер на полу и коврик в прихожей. После чего мыл пол лохматой шваброй, часто меняя воду. Делал он все основательно и не торопясь, как оно и бывает, когда никто не стоит над душой и не зудит в ухо.

После мытья полов Постулатов принимался за вытирание пыли.

- Так что эта карта говорит? Будет у меня с деньгами хорошо или нет?

- Да-да, я же говорю!

- А на предыдущей карте вы сказали, что у меня денежное проклятие… Как же так?

Велесса зло посмотрела на свою гостью, сидевшую напротив. Гадала она неважно, забывала, что сказала пять минут назад, часто путалась в картах. Клиентки нередко уходили недовольными и больше не

Ожидание волнительно. Креативное собеседование. Что это такое? Чем отличается от обычного? Моя нога собралась станцевать чечетку. Пришлось положить руки на колени. Так сказать, взять себя в руки ну или в ноги.

- Извините за задержку. Через десять минут начнем. – Девушка, одетая в деловой костюм, окинула взглядом всех собравшихся в небольшом фойе. Комната была без окон, вдоль стен

С этой чёртовой каменной ловушкой что-то не так. Я стал говорить сам с собой и в голове прояснилось, но здесь определённо очень опасно.

Не помню, кто я и как сюда попал; но знаю, если повторять: покой, порядок, покой, порядок, то истерика прекращается. Хочу отсюда выбраться, поэтому нужно перестать психовать. Болит голова, дрожат руки, но продолжаю: покой, порядок, покой…


Оксана Борисовна Коршун любила порядок и строгую очерёдность во всём. Она просыпалась без будильника ровно в пять. Будила супруга Виктора Фёдоровича, пила воду с лимоном, застилала постель и делала зарядку. Быстро ела приготовленный заботливым мужем омлет, читала свежую газету и спешила покормить питомцев перед работой. Как забавно они сражаются за лучший кусок!

В природе всё устроено

Мерзкий пронзительный звук дверного звонка сверлил мозг, пробивался сквозь дремоту.
Дмитрий пошарил рукой и нащупал телефон, палец нажал кнопку питания, экран вспыхнул.
Перед глазами высветились цифры:
5-45

«Кого принесло в такую рань?? Пожар что ли?!»
К раздражающей трели звонка прибавились внушительные удары.
– Откройте, полиция.
Плохо соображая,

"Когда же ты заткнёшься?" - думал отставной полицейский, а ныне частный детектив Эдриан Уайт, глядя из салона своего шевроле на тёмный силуэт обветшалого дома, едва освещаемого рыжими лучами умирающего солнца.

- Так за что уволили? -в шестой раз спрашивал Аарон Стоун: худощавый мужчина лет тридцати, приставленный к Эдриану в качестве помощника в расследовании. Болтал он не переставая,

Тихая музыка, то ли где-то в углу, то ли в моей голове, раздражала меня. Я не могла сосредоточиться на документации. Наконец, я не выдержала и рявкнула:

– Да вырубите вы эту гадость!!!

Коллега справа вздрогнула, с других столов послышались нервные смешки. Но музыка не прекратилась. Только Володя Михеев, сидевший напротив, посмотрел на меня собачьими глазами и виновато заозирался

Что нам оставили герои минувших веков? Все подвиги они подписали своими именами. Все земли открыли, а вершины и полюса покорили. Что делать нам, смельчакам двадцать первого века?
Совершить то, что задумал я, способны единицы. Даже для сильнейших пловцов планеты моя идея выглядит безумием. Были храбрецы до меня, но так, как собираюсь сделать это я, не решался никто. Я первым планирую переплыть

Герр Шмидт в последний раз оглядел свое скромное жилище: кровать, застеленную старым пледом, небольшой стол и табуретку, громоздкий шкаф. Солнечный свет с трудом проникал сквозь узкое окно, освещая скудный антураж. Вещи были собраны. Напоследок герр Шмидт сунул в саквояж любимый потрепанный томик Шарля Бодлера, надел шляпу и вышел, аккуратно притворив за собой дверь. Возвращаться он не собирался.

– Шериф!!! – резкий голос помощника прозвучал за спиной так неожиданно, что Джон Картер заметно вздрогнул и быстро повернулся к вошедшему парню.
– Простите, сэр, я не хотел напугать вас...
– Ничего, Дэнни, я просто задумался, – Картер отошел от окна. – Что у тебя?
– Пропал ребенок… Мальчик… Девять месяцев. Мать прогуливалась с коляской, отвернулась на минуту, чтобы купить газету

Я открываю глаза.

Вокруг все настолько белое, что больно смотреть. Тело ноет, лицо горит, голова кружится.
С трудом добираюсь до какой-то двери. Ванная! Шагаю в приятный полумрак, включаю кран, набираю в ладони холодной воды. Но тут же вспоминаю: умыться не получится, я же весь в бинтах. Пора их снять.

Слабыми пальцами, борясь с дурнотой, я разматываю повязки и вглядываюсь в

Джош вздрогнул и открыл глаза. Он замер и слепо уставился в кромешную ночную тьму, скованный липким парализующим страхом.

«Брось, Джо, – сказал он себе. – Ты здесь совершенно один», – и не поверил.

Правая ладонь, против воли, дернулась к другой половине кровати в привычном движении, приобретённым за долгие годы брака, но тут же замерла. И без прикосновения он знал, что простынь

Как же хороша дорога домой из школы - сброшен груз домашних заданий, погода не такая категоричная, как утром, а мысли заняты произошедшими на переменах событиями. Единственное, что торопит домой - чувство непреодолимого голода и витающие в воздухе феромоны вкусного маминого обеда. Мама встречает тепло и с участием относится ко всем сопутствующим процедурам — накрывает на стол и устраняет следы
Сержант Стивен Хент докурил и опять потянулся за пачкой. Вот зачем он купил ту газету, кто-то может сказать? И какого его понесло в объявления? Ну, гадал бы сканворды, по сплетням прошелся, так нет же.

«Куплю муки совести, цена договорная» – вот что было написано в правом верхнем углу.

Интересно, – мелькнуло сначала. – Что за умник решил побарыжить? Проверим, а заодно развлечемся, такое нечасто увидишь. Где адрес? «Калм-стрит, 9, спросить Фреда». Ага. И вот тут он завелся.

Это чудовище было странным. Оно любило нападать на своих жертв утром, когда новый рассвет заставлял забыть извечный, впитанный еще на уровне пещерных людей, страх перед ночной темнотой. А иногда и днем, когда в суматохе забот и хлопот больше опасаются опоздать на встречу или внезапного визита начальства, а уж никак не свидания с вечностью…

- Латте без сахара, пожалуйста.


Все началось, когда мы ехали к тете Марии в глухое местечко неподалеку от Андраши. Шел третий день нашего рождественского путешествия. Я развлекала себя чтением сборника о домах с привидениями. Наша старенькая машина ехала по кочкам, кряхтя и подпрыгивая в густом снегу.

- …Пропала прямо из своего дома три дня назад …Если вы располагаете хоть какой-нибудь информацией о ее местонахождении…
Бригадир Коди озабоченно посмотрел на часы и кивнул в сторону лестницы: – Ладно, ребята, подъем… Дью бросил взгляд в ярко освещенную тишину тоннеля и заторопился по бетонным ступеням за остальными.

На верхней платформе две бригады путейцев совали бригадирам отчеты о смене. Протискиваясь по одному к двери с надписью «Эксплуатационный», бригада Коди вышла на перрон. Пассажиры уже вышагивали вдоль желтой сигналки на краю перрона. Кто-то дремал, прислонившись к опоре. Коди отошел в сторонку и достал из кармана блокнот. Нетерпеливые руки с отчетами потянулись к нему. Дью тоже открыл свой чемоданчик. Поискал глазами. Ледяной холод сжал что-то внизу живота. Бланка отчета не было. Он залез в оба кармана. Цепочка картинок промелькнула в сознании: стопор, турбина и где-то между ними его бланк отчета, там, на платформе нижнего тоннеля. Коди проставлял в блокноте отметки. Дью сжимал ручку чемодана.

– Слушай, Коди, вот какое дело… Я отчет оставил.

История эта берет своё начало лет так за семь до сегодняшнего дня, когда мне пошел шестнадцатый год. Когда я увидел его в первый раз, я сразу понял, что с этим человеком что-то не так. Этот недавно переехавший мальчишка был старше меня года на три. Женёк носил причёску под горшок, какую сейчас не увидишь даже на самом отрешенном деревенщине. Постоянно шатался по улице. Походку имел размашистую,

«Фьють-фьють-фьють» — запели сюрикены, простреливая заросли Тёмного леса. Шесть зелёных глаз на мгновение исчезли, а затем загорелись ещё более злым огнём. Из подлеска донёсся зловещий хохот. Тьма сжималась, забивала горло, давила, и не ясно уже было, где твердь, а где — небесный свод...

С самого детства он знал своё предназначение — пленить Жёлтого дракона, если тот вырвется на свободу.

Ив Папилльон Бюже предчувствовал неприятности с самого начала. Правда сложно определить с начала чего: его жизни или внезапного переезда. Скорее, с тех пор, как ещё маленький Ив задумался, что смешного в имени «бабочка», почему другие дети называют его семью странной и как можно не слушаться маму? Всю жизнь он прожил с ней и её странным видением мира. Для Вивьен жизнь выглядела как пьеса,

Чёрный квадрат окна, затянутый крупной стальной сеткой, сообщил мне о наступлении ночи. А тусклый свет «дежурной» лампочки лишь подтвердил этот факт. Интересно, уже ночь? Или ещё ночь? Ночь, это моё время. Ночью спят те, кто шумит и гремит. Ночью спят плохие люди. Ночью тихо, спокойно и не бывает приступов. Поэтому, ночью я живу.

Сейчас боль мешает сосредоточиться. Мышечные спазмы «

Наше знакомство произошло задолго до всего этого. Она была ещё подростком. Да и я только начинала свою карьеру психолога. Помню, зачем-то спросила её на самом первом сеансе:
- Как ты думаешь, есть в этом мире что-то такое, чего мы никогда бы не смогли изменить?

Не совсем профессиональный вопрос, но это вполне можно списать на отсутствие опыта. Теория без практики - вещь временная,

Ирина открыла входную дверь. В очередной раз на придверном коврике лежала небольшая красная подарочная коробка. Что там в этот раз? Она содрогнулась. Но опять по какой-то, даже ей неведомой, причине взяла эту коробочку. По опыту она знала, что лучше идти в ванную.

Когда Ирина впервые получила подобную коробку, то почему-то подумала, что это от Леонида. Это было странно,

Холодный октябрьский дождь глухо отскакивал от лопат могильщиков, грязные брызги разлетались вокруг. Десяток человек окружили могильную яму. Священника не было, все молчали. Плакала только девушка, стоявшая ближе всех к гробу. Остальные старались на неё не смотреть, раздраженные искренностью скорби, которой не испытывали сами. Тишина становилась вязкой.

- Ну что? Опускаем? - могильщики

Тирс не знал, сколько времени он неподвижно простоял, едва войдя в квартиру. Он также не знал, что последует за этим оцепенением: рвотный рефлекс, вопль ужаса, паническое бегство или внезапная остановка сердца. «Двое — это уже будет перебор», — подумал он, все еще не сводя глаз со своей обнаженной копии, неподвижно лежащей посреди единственной комнаты.

«Как это возможно?» — пожалуй,

Сергей Денисович Казарин покидал полицейский участок на негнущихся ногах. За один час обстоятельной беседы с полицейским отставной офицер с присущей ему воинской выправкой состарился на десяток лет. Всегда ровная спина заметно ссутулилась. Плечи безвольно округлились, как если бы к ним теперь крепились тяжелые гири. Гири вины, сомнений и ледяного страха. Страха, с которым Сергей Денисович остался

Я плохо спал. Слышал, как проезжают мимо дома машины. Разговоры. Даже музыку из бара на соседней улице. Когда вконец надоело ворочаться, я решил вставать. Тихонько, пошатываясь от долгого лежания, я подошёл к окну и раскрыл шторы. Было раннее утро, и за высотками проглядывался розоватый восход.

Как же трещит голова.

Натянув на себя штаны и свитер, я вышел на улицу. Пройдя пару

Не бойтесь совершенства. Вам все равно никогда его не достичь.
Сальвадор Дали

Кап… Кап… Кап… Поднимаюсь, надо идти. Шаг, еще один и еще. Что он там говорил?.. Как очнусь, надо идти ровненько, как по струночке, держась за натянутый трос. Сука,

Впервые со мной это случилось в 17 лет. Я четко помню этот момент. Будничная тренировка школьной футбольной команды. Я сижу на третьем ряду за воротами. Нет, я не фанат футбола. Так, пришел подумать о своем, ну знаете… На таких мероприятиях редко кого можно встретить. Сильный туман застилал поле и трибуны. Кроме вратаря почти никого не было видно. Изредка из дымки появлялись фигуры других игроков.

– Кто здесь?
Тихий женский голос долетел до Аллин словно издалека.
– Кто здесь? Ответьте, пожалуйста! – почти шёпотом умоляла женщина.
Аллин открыла глаза. Ничего не изменилось: вокруг была полная темнота. Где-то капала вода, пахло сыростью.
– Вы меня слышите? Скажите что-нибудь! Мне страшно! – голос шёл откуда-то справа.
Ощущение собственного тела постепенно возвращалось к

Модеста Карловича орнитологи в своей среде кратко называли Артистом за его неравнодушие к театру и, естественно, к актрисам, так как его первые три жены были точно с подмостков.

- Не доведут тебя до добра твои театральные похождения, - говаривали не раз друзья, но Модест Карлович только усмехался:

- Вся наша жизнь – игра, - и продолжал процветать в свои 82.


В сенях было холодно… Николай стоял и смотрел на весь этот хлам, и думал, что мог бы провести выходные более интересно. Но неоднократные просьбы мамы, а также периодические покалывания совести привели его сюда, в эту богом забытую деревушку, где жила его старая, совсем старая бабушка.

Жила она одна, помощи не у кого не просила, всегда справлялась. Но шли годы, она старела, а её внук Коля
— Леночка, здесь таракан, глазастый, с крылышками!

— Так убей его, — послышался голос с кухни.

Алекс с детства не любил тараканов, они вызывали у него отвращение. А этот, видимо, был еще какого-то особого вида.

Сознание медленно возвращалось к Джеку. Удивительным было то, что последнее его воспоминание не было наполнено ни болью, ни надвигающимся кошмаром. Он отчетливо помнил свою ленивую мысль за секунду до конца – «вот чёрт, я забыл забрать брюки из химчистки». Дальше – только тишина и непроглядная тьма.

Никто из многочисленных приятелей и бесконечных подружек Джека не мог бы обвинить его в

Выпученными от страха глазами Рыжий смотрел на пистолет с глушителем, приставленный к его лбу.

- Что вы хотите? У меня нет много денег. Вот, возьмите, что есть, – он полез рукой в карман.
- Не надо, - тихо сказал стрелок.
- А что, что вам надо?
- Улыбнись напоследок. Что? Разучился? А ведь недавно так улыбался.
- Я не понимаю! – в панике скулил Рыжий.
- И не надо.

В квартире раздавалось монотонное тиканье настенных часов, да стук капель дождя по стеклу. Вера перевела взгляд с книги на часы. 23:15. Павел опаздывал. Сейчас он трудился над проектом по реконструкции Дворца спорта, поэтому задержки допоздна стали для него нормой. Для него, но не для Веры. Она просто не выносила одиночество. Днём ещё можно было убежать от этого чувства, спастись прогулками по

Хлопнула тяжелая домофонная дверь, заставив меня вздрогнуть. Из подъезда на меня пахнуло туго запутанным клубком отвратительных ароматов. На лестнице стояла тишина. Я осторожно начала подниматься, заглядывая в каждый лестничный пролет. Белый конверт на своей двери я увидела сразу. Он всегда приносил мне свои угрозы в конвертах без единой надписи.

За последние полгода я сменила три

Автомобиль пробирался по узкой дороге, которую справа и слева окружал густой хвойный лес. Было два часа дня и солнце светило как никогда ярко.

- Когда я уехала отсюда это был неплохой городок. Сейчас он постепенно приходит в запустение, работа есть, но молодежь все равно уезжает.

- Почему твоя подруга еще не уехала? – спросил Чак.

- Из-за родителей. Да и место там

Поскорей бы отпуск — сонным голосом произнесла Луиза, вставая с мягкой кровати. Утренний свет застенчиво проскальзывал сквозь закрытые занавески и оставлял тонкую полосу на синей подушке. Еще немного и новый день разбудит всех обитателей этого маленького городка под названием Вайтхерст.

Это утро для Луизы снова оказалось недобрым. С мрачным видом она села за стол, чтобы наспех проглотить

Осень в этом году выдалась сухой и теплой. Лео Биглинс возвращался домой после школы. В тринадцать лет все школьные дни казались для него скучными, а уроки нудными и глупыми. Однако сегодня все было иначе. В обеденный перерыв у Лео произошла стычка с Фредди Коллинзом. Было бы из-за чего! Лео всего лишь хотел посмотреть новый журнал с комиксами, который Фредди принес с собой, чтобы покрасоваться
***

- Почему-у ты-ы... - булькало откуда-то из глубин небытия.

Булькало, и ладно. Хорошо, что сейчас было тепло, тихо и спокойно. А главное - сухо. Только бы было сухо!

- Юль, ты не видела мой галстук? - Андрей ещё раз окинул комнату взглядом, но так и не обнаружил того, что искал.

- Посмотри на двери, - послышался из кухни нежный голос, - я пока занята, у меня блинчики.

Блинчики! Уже в который раз за день мужчина пожалел, что должен идти на не то корпоратив, не то приём, в общем, обязательное мероприятие компании, в которой он работал.
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Ваша учётная запись заблокирована для участия в форуме.
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/thriller/round2/