Биржа копирайтинга Антиплагиат SEO-анализ текста Скачать Advego Plagiatus Проверка орфографии

Адвего и Пустота — Форум Адвего

боковая панель
Конкурсы / Адвего и Пустота / первый тур
Литературный конкурс "Адвего и Пустота" - Обсуждение конкурса
Применены фильтры:
  • Нравится
  • Не прочитано
  • Прочитано

Верите или нет, с раннего детства у меня был секрет, который от всех таила, боясь прослыть сумасшедшей: мне казалось, что я управляю миром. Не верите? Что ж, в какой-то момент я тоже перестала верить, а ведь до этого у меня неплохо получалось.

В тот самый день, когда я пошила красный чепчик для своей кошки Марыськи, взошла на трон новая королева Марокко. Угадайте, какого цвета было её

Больше всего на свете Франц любил порядок.

Просыпался в 5:08, натягивал на правую ногу носок, на левую тапок. Умывался, чистил ботинки. Относил один в гостиную, другой в ванную.

Следующий час занимал обход дома. Все кучки должны быть на своем месте. Одёжные на полу кухни, кучки с книгами в холодильнике, продуктовые в платяном шкафу.

После завтрака вчерашняя грязная

День не задался с самого утра.

Корчагина ехала в полупустом автобусе и физически ощущала, как набирает обороты раздражение.

Напротив сидела мамочка с сыном лет четырёх, внимательно смотревшим в окно. Оба вызывали отвращение своей тихой благостью.

Автобус шёл плавно – даже подташнивало. Как будто на облаке летишь! Словно в раю, аж противно…

На очередной

На планете Орион наступили тяжелые времена. К власти пришел сыр Сулугуни. Мы все естественно острили, наконец-то победит культурная революция. Сообщества планеты почему-то скисли. В правительство постоянно сливались сливки общества. Однако помимо упражнений в остроумии и каламбурах, мы спрашивали себя, как мы умудрились дойти до того, что нами правит молочный продукт. Впрочем, мы конечно же знали

Я есть любовь.

В мои семнадцать, на выходе из Гостиного, меня извлёк из толпы молодой человек: знаю ли я, что такое любовь?
Как на экзамене я начала вить слова, оттягивая провал.. Юноша зевнул и растворился..

С тех пор я ищу любовь, я произвожу любовь, я наполняю жизнь любовью.
Вокруг меня только любовь…

1. Две собаки, два ребенка, их мамаша и дед,

Шарль сидел и выпивал чашку кофе. На улице была чудная погода. Хотя вчера она была такой странной, ведь шел дождь и одновременно снег. Впереди была трудная рабочая неделя, но Шарлю не привыкать, ведь он уже полгода как был безработный. По улицам Парижа монотонно шли пешеходы, торопившиеся домой, кто-то спешил на свидание, кто-то наоборот, шел в ночную смену на заработки. Хотя, откуда ему было

Добравшись до места преступления, детектив Джек Уайтхэппи вышел из автомобиля, закурил, запахнул плащ и направился к телу убитого.

Все причастные к расследованию, завидев Уайтхэппи, лишь мрачно кивали.

Пройдя под жёлтой лентой, первым делом Джек завидел спину своего напарника – тот склонился над трупом и внимательно его изучал. Детектив похлопал приятеля по плечу:

– Ну,
Гусь Геннадий уже год работал сисадмином в Минфине. Суть его непыльной деятельности была знакома всем, кто хоть раз имел дело с государственными учреждениями. Рабочий день начинался в девять, заканчивался в пять и состоял из перманентного шелестения клавиатуры вперемешку с гоготом. Так пролетали недели. Пока однажды верховное начальство не вызвало его на беседу.

- Геннадий, мы вас поздравляем! Вы отлично справляетесь со своими обязанностями в качестве подрядчика. Однако чтобы перейти в штат и продолжать работать дальше, вам нужно будет пройти собеседование и доказать свою экспертность. Поэтому мы решили открыть конкурс на вашу вакансию. Это, разумеется, простая формальность.
В дверях кабинета появился коренастый бородач в голубой рубашке и блестящих ботинках.
- Это Олег. Мы нашли его на HH и выбрали как лучшего кандидата. Первый этап конкурса – параллельное собеседование.

Итак, мотор загудел… Постойте-ка… А может, и нет… А почему он собственно говоря должен гудеть-то? Так, о чем это я…

Мотор загудел и наше путешествие может начинаться, но…

Лионель проснулся утром как ни в чем не бывало… На улице стояла хмурая осенняя погода, хотя вчера было еще солнечно и жарко. Теперь его задача была как-то сделать себе завтрак. А куда же ушла его жена Клара?

Вначале мы пошли в дом Аллаха, но нас туда не пустили. Иудеи лишь посмеялись, а христиане поглумились. Поэтому мы решили сами найти Бога.

Старая грузинка открыла глаза и сказала Великую Истину. Получив поцелуи от неё в обе щёки, мы пошли в горы – ведь горы— это так романтично, и так божественно. Каждый раз, когда в пути мы видели улитку, мы молились за ястреба, когда ястреба – за улитку.

Ах, середина июля. В этот ясный день хочется сидеть дома или под деревом, наслаждаясь холодным лимонадом, а не устраивать себе ежедневную прогулку. Она, конечно, полезна для здоровья, но выйти в обед было плохой идеей.

Пожалуй, сегодня Костик точно понял, что он не любит высокую температуру. Ноги даже сквозь шлепки чувствуют раскаленный асфальт! Проклятущая звезда шпарит как не в себя,

Белый коридор, тянувшийся вдаль, напоминал огромный тоннель в метро, опустевший после рабочего дня. Череда железных стульев около белых дверей шла шеренгой до самого конца, где, переминаясь с ноги на ногу, в белой пижаме и растрепанными темными волосами сидел лишь один человек, выжидающе посматривая на часы.

- Следующий, - ворчливо издалось наконец за дверью.

Взяв белый халат,

Иду по улице, смотрю – бабка машину моет. Странно, обычно машины молодые моют.

Заглядываю в машину, а там – осёл. Сидит, во весь рот улыбается. Я ему:

- Чего лыбишься?
- Зарплату не дали. Видишь, бабки машину отмывают.
- Зачем?
- Что зачем?
- В банк тебе зачем? Туда ослов не пускают.

Привет, я гаджет. Смартфон. И я расскажу вам, как проходит моя жизнь.

Работаю без выходных. Мой день начинается в среднем в восемь утра, как только просыпается Хозяйка. Она сразу же берёт меня в руки и начинает выстукивать — надо всем ответить: коллегам, родственникам, друзьям, незнакомцам. Они что-то пишут, она отвечает и так по кругу. Постоянно вижу её лицо. На нём разные эмоции,

Задумай вы познакомиться со мной в торжественный момент, вам пришлось бы подняться метров на двадцать над землей, запасшись зеркалом. Это единственный способ взглянуть на меня свысока. Ведь я велик и я могуч. И лицезрели бы вы меня картинно валяющимся на поле с неплохим газоном, возможно, навзничь и, возможно, на футбольном, не уверен. Кружащих над нами птиц вы считали бы голубями, но для меня

Андрей уже собирался выходить из дома, как вдруг в дверь постучали. Это был курьер.

- А не Вы ли случайно заказывали пиццу? - переспросил мужчина в синем комбинезоне.
- Нет, не я, - заявил Андрей.
- Ну, хорошо. Извините, - сказал курьер и пошёл в соседнюю квартиру.
- Ничего страшного. Вы не первый такой, кто ошибается, - крикнул ему в след он.

Наконец-то Андрей вышел

Все началось с того, что Вася Пупкин или Пупок Васильевич или просто Васек был выброшен из своего дома странным толчком, который шел то ли из недр земли, то ли из глубины души. Только собрался Васко ползком обратно в родную дверку попасть, как поднял голову и увидел Дракона.

― Скажите, пожалуйста, ― обратился Василисий к драконье голове, которая, как и все зазубристое тело,

Никанорыч скрутил козью ножку и завёл свою очередную байку:

«У Ахмака сызмальства была мечта – заиметь кусок золота, этакий крупный, с говяжий оковалок. Но работать мужик не любил, а посему вечерами он садился на порог хибары и грезил, что держит в руках этот самый оковалок, не загадывая, каким макаром золото сё у него объявится.

Годам к сорока запало Ахмаку на ум обзавестись

Жила-была семья. Муж Митя, жена Валя, сын Шурик и кот Васька. И была у них полная Чаша. Что было в этой Чаше? Вероятно - Счастье, Гармония, Доверие. А может быть, хранились там еще Достаток, Взаимопонимание и Забота. В общем, много хорошего в этой Чаше было.

Но что-то случилось однажды. Как-то зашла красавица Леся со второго этажа попросить у соседей соли: так уж вышло, что соль всегда

- Я вас приветствую, господа! Одних рад видеть, некоторых не очень, но в любом случае занимайте свои места, - молодой парень в хрустящей от чистоты футболке поло сел в кресло во главе стола, - что у нас на повестке?

Зашелестела бумага и мужчина с лёгкой щетиной, в белой рубашке с закатанными рукавами и дорогими часами зачитал:
- В первой половине дня тренажёрный зал, пара телефонных

Осознание

Ау. Ау-у. Сколько раз я писала в Ватсапе или в Вайбере это «ау», когда мои сообщения оставались без ответа. Количество «у» зависело от настроения. Если одна, значит, не так уж и важно, просто любопытно, почему игнор. Если две, три - значит, присутствует легкая раздражительность. Ну, а если вся строчка в «у» значит - срочно, страшно, важно.

Так однажды,

Однажды Нина Петухова, бренд-менеджер крупной инвестиционной компании, проснулась от того, что грудь ее мучительно жгло. Только крапивницы ей не хватало! Она вспомнила хот-дог, который пришлось съесть вчера на обед (не успела на бизнес-ланч, увольняя одного из подчиненных) и поморщилась.

Поднявшись, Петухова обнаружила, что на ее теле и лице полностью отсутствует кожа, и вместо бежевого

Мне нравится здесь. Отсюда хорошо видны белые скалы Дувра, бескрайние морские просторы, искрящиеся барашки на гребнях волн. Солнце взошло час назад, и воздух начинает понемногу прогреваться. По утрам обычно сыро и зябко, но я не чувствую холода. Где-то неподалеку заливисто поёт дрозд. Или это соловей? Никогда не разбирался в пичугах.

Я окидываю взором горизонт и вижу вдалеке одинокий

…хоть встреч они и не искали, -
Опять!
И вновь на поле брани

Сидя на лавке у развалин, Батя ждал утренней трели соловушки. Уперев седой густобровый взор в зарево горизонта, Командир подкидывал в руке свежесорванную РГД-5 да приговаривал:

- Зелёная еще совсем, как и сынки мои.
- С-стоят ли они переживаний твоих? С-c-сынки эти… – обратилось к комбату шипящее Нечто.
Павлик медленно смотрел в небесную пустоту. Он знал, что где-то далёко к планете Стакана летит космический корабль с Белкой и Стрелкой на борту.

Вдруг послышался звук стартующей ракеты, и Павлик проснулся. Рядом стоял руководитель полётов Андрей Николаевич Белка и смотрел в звёздные глаза Павлика.

- С этим надо что-то делать, - сказал Андрей Николаевич и отправил Павлика в медицинскою комнату к врачу Алисе Юрьевне Стрелка.

Он подкрался и схватил меня сзади. Ухватил так, что я оцепенел! Ну и силища! Не вырваться. И даже не повернуться, чтобы посмотреть, кто это. Зажал всё тело. Со всех сторон. И давит, давит!

- Эй! Кто это? Что вам надо?!

Молчит. Или не слышит, или не хочет отвечать. Что он задумал? Вот же черт! Как сдавил! Хитрец! Сзади подошел. Если бы спереди, уж я бы увернулся.


Шла Третья Цифровая Война. Василий Иванович после смены спешил на совещание Представителей Организма. Личное присутствие обязательно, чтоб не искажалась информация. Толстая папка пыталась выскользнуть из усталых рук. Тяжелые шаги приблизили его к приоткрытой двери. Главного еще не было. Василий Иванович занял свое место и успел разложить бумаги.

Через минуту к кафедре подошел Главный

Однажды я был столичным жителем и долго ехал в метро на собеседование, чтобы потом оказаться напротив строгой женщины-советника и её начальника из скайпа. Мне задавали вопросы, на которые я не мог ответить, начальник из скайпа злобно ухмылялся, а строгая советница утомлённо закатывала глаза. За стенкой кто-то воспользовался удобным случаем и принялся шуметь дрелью. Птицы истошно вопили,

– Удаляйте! – истошно завопил я, чувствуя, как в панике забился внутри меня паразит.

…С ним я познакомился в детстве. Я стоял у вольера и наблюдал сквозь решетку, как работники зоопарка ходили вокруг испуганного жирафа со странными инструментами. Тогда я не понимал зачем. Жираф тоже не понимал и смотрел на меня огромными глазами. Уходя, я оглянулся: его голова валялась на земле и

Понедельник – день тяжелый», - проговорил Сергей Указович, тяжело вздохнув.

Шагая быстро по тротуару, Сергей обнаружил там металлическую коробку.

Учитель поднял коробку, и ему показалось, что внутри что-то шевелится. Сергей взял коробку и побежал в свой класс.

Придя, Сергей открыл его, и из него резко вскочило зеркало. Он удивился; весь класс заметил на полу зеркало,

Аня аккуратно ставила на место крышку дискового телефона, чтобы не поцарапать хрупкую поверхность. Для полноценного ремонта оставалось починить звук звонка.

В это время мама, в другой комнате, разговаривала с папой.

- Смотри, дорогой, ничем наша дочь не занимается, и по дому работу плохо делает, грязь пропустила в углу… Боюсь, вырастет и толку никакого не будет от нее.


Остановитесь! Прошу вас! Помогите!

Аверий пытался закрыть глаза, чтобы перестать бежать (иногда это срабатывало), но у него не получалось. Он думал, сердце выпрыгнет прямо из груди на асфальт.
Бегущий человек скрылся, и Аверий упал без сил. По лицу и по всему телу градом катился пот.

Он не успел отдышаться… даже толком не понял, что успел увидеть или услышать за несколько

Старушку привели в начале февраля. Она оказалась маленькой, сморщенной. Стояла в прихожей в потрепанном синем пальтишке и пуховом платке, смотрела на нас. Словно напуганная птичка. Иван Палыч даже разочарованно вздохнул. «Мал золотник, да дорог», – нашелся дядя Боря.

Сначала все как-то растерялись, а потом организовались. Старушку отвели в пустую комнату рядом с кухней. Тетя Зина

- Что? Да, так и пишется. Владлена Ивановна Цепочка. Что-Что? Да, это как Влад и Лена, очень смешно, товарищ инспектор. Да-да, Це-по-чка. И у мужа такая фамилия была, пока не умер, и у дочурки единственной.

- И как, говорите это произошло?

- Как… Да это ужас! Ужас!.. Сюр!.. Я бы даже сказала абсурд! Я шла со своей ненаглядной и тут этот собаковод-неудачник со своими псами.

Руна аккуратно, но настойчиво упаковывала Неправильную Лизу в рюкзак. Та сопротивлялась, визжала и иногда показывала неприличные жесты, но Руна наконец справилась и защелкнула все застежки. «Куда?» — повела взглядом и увидела Луну — остроконечную лимонную дольку, заглядывающую в окно. «О, точно! На антресоли», — решила Руна, вскинула рюкзак на плечи и полезла вверх по деревянной лестнице.

Летний лес будоражил своим тихим шелестом листвы и загадочным журчанием ручья где-то в глубине. В этот самый лес и отправился Акакий за хворостом для топки печи.

Побродив несколько минут и не найдя опавших ветвей, на юношу, так некстати, напала лень. Заприметив небольшое деревце, с низко расположенными, хрупкими на вид веточками, он подбежал и стал ломать одну. Тянет во все стороны,

21.06.41 Сегодня я завела себе друга – Колю на батарейках. Он забавный. В него можно кидать камнями, а ему – хоть бы хны. Немного стремно что он в ответ не кидает, но и так сойдет.

22.06.41 Топила Колю. В речке. Он сначала был против, но вскоре затих. Прикольно было! Так забавно барахтался. Потом высох и стал как новенький.

23.06.41. Коля такой дурак! Меня соседский мальчик

Гул закрывающейся металлической двери разбудил крысу. Грянул гонг пред словесным боем. У крысы и её бронзового оппонента есть углы, как на «ринге». Нет сиюминутного катмана, нет рефери, только подпольные вояки. Канализационная решетка разрезает лунный круг на полу. Но, и без единственного софита блик потертого носа виден.

- Сегодня он особенно блестит! – насмешливо замечает крыса.

Степан заприметил старую знакомую на перекрёстке — и пульс застучал даже в мочках ушей.

Несомненно, назвать эту даму старой было сложно — аккуратная укладка, макияж, идеальная осанка. Но время поджимало, и Стёпа, мучаясь от стыда, галопом припустил к светофору. Подхватил добычу под локоток и потащил по зебре, лучезарно улыбаясь в сторону камеры наблюдения.

Дама зашипела:

— Мужчина, снова вы!

Элитный Вышибатель Мозгов сверлил меня своими заплывшими патиной глазками. Страшен. Не зря его прозвали ЭВМ. Ещё и огромен, как шкаф.

– Итак, Спонтанный, Вы утверждаете, что не убивали себя?

– Как я мог, по-вашему? Хотя и хотел, но моя подруга в отпуске.

– Она утверждает, что вела себя по отношению к обществу жестоко, отчего Вы испытывали к ней ненависть.


Бздынь!

Хриплый стариковский голос с ехидцей осведомился:
- По объявлению. Вы оверлок?
- Нет, астролог.
- Уверены? Перезвоню.

Вопрос неизвестного собеседника заставил задуматься, поскольку был задан в обвинительном ключе. Дескать, кому он нужен, астролог? Ведь оверлок гораздо полезнее. А Я всегда хотел стать полезным. Не оверлок ли Я, в самом деле? Не в этом ли мое

Цокот каблуков вынуждает оглянуться в поиске источника звука. Затем, слегка вздымаясь на каждый шаг, короткая, клешёная юбка приковывает взгляд, вытесняя все мысли кроме пошлых фантазий. А этот сладкий парфюм хочется вдохнуть еще раз.

«Виктория Полиновна, ты попалась в ловушку, тебя провоцируют на...»

– Парнишка, – окликнула она проходящего мимо юного официанта.


Голуби появлялись каждый день в одно время около четырех деревянных ножек и двух старых ботинок. Птицы клевали крошки черствого серого хлеба и переговаривались на своем голубином языке.

Они что-то понимали о владельце этих ботинок. Догадывались о его возрасте, одиночестве и низком достатке. Были уверены в щедрости души и доброте, которые он им дарил. Голуби топтались вокруг ботинок и

Патологоанатом приготовился рассекать грудную полость. Нужно было остановить его немедленно, подать признаки жизни. И Аркадий открыл глаза.

В таежном поселке Гарь больница была оборудована сравнительно неплохо. Были даже рентген-кабинет и лаборатория.
В морг этой больницы доставили труп, который привез участковый полицейский из заброшенной сторожки, куда случайно зашли геологи.

Рон чихнул на приборную панель и джип тронулся, ворча, что на этом далеко не уедешь.
По салону расползлись мелодии "Scorpions".

Ускорение, поворот, визг тормозов.

Дорогу перекрыл толстяк с бейджем "Кларк", изображая лежачего полицейского:
- Прошу, не по лицу, - взмолился тот, - устал от следов шин
Рон кивнул и переехал его по животу.
- Ух, - выдохнул Кларк,

Мать Мэри была старой девой, поэтому Мэри, чтобы не повторить ее судьбу, уже с двух лет безостановочно сканировала мир в поисках второй половины. Мальчики в детском саду показались ей слишком наивными, а в школе — слишком легкомысленными. К шестнадцати годам контуры супружества так и остались смутными, и Мэри приуныла.

От отца она получила в наследство сундучок здравого смысла,

– Господин Президент, к Вам министр образования, – оповестила Сергея Александровича молодая секретарша лет восемнадцати.

В трубке прозвучал возглас: «Ура! Я его нашел», – а следом ответ Президента:

– Людочка, я нашел этого засранца!
– Сергей Александрович, я повторяю, к Вам министр образования, у него назначено.
– Кто? – переспросил Президент.

Толя подвинул стол ближе к Анфисе: ему показалось, что ей будет неудобно тянуться за бутербродом. Немного нахмурившись, мужчина смахнул блуждающую по колбасе муху и навалился на стол, чтобы быть ближе к собеседнице. Анфиса молчала уже две недели, немного приоткрыв рот и широко распахнув глаза. Толя боготворил тётушку и всегда заботился о том, чтобы ей было хорошо. В выходные он даже собирался
Красноватое вечернее солнце тускло освещает полупустую улицу. Огромное здание центрального городского банка возвышается мрачной горой.
Я иду неспешным шагом к входу в эти чертоги финансов. Поворачиваю голову вправо и вполголоса спрашиваю у друга шагающего рядом:

— Стас, ты уверен в задуманном?
— Абсолютно. Пойми, при ограблении главное не войти в банк, а выйти. Не смотри дурные голливудские блокбастеры.

Как-то в последние времена родился в обычной семье мальчик. Ну семья, может, и была обычной, а вот младенец вышел иным. Наш малец то и дело просыпался да просыпался, причём по нарастающей, но окончательно пробудиться у него не получалось.

Заёрзали тогда родные: явно с сынишкой неладное творится! Вот и понесли малыша к местному мудрецу Аврааму бен Якову Авербаху за советом. Тот глянул на

Чушкин любил свое кресло начальника. Только посетители мешали, суетились, кричали. Пришли бы спокойно, оставили заявление, а его дело - время тянуть да ответы писать. Чушкин научился за годы службы виртуозно сочинять отписки, всегда находил веские причины для отказа.

Бюрократ - лицо реальное и узнаваемое, кто с таким не сталкивался? Только вот случай с ним приключился необычный.


Сержант Фул примостился на потолке и открыл газету. Как же так? Никогда не случалось, и вот тебе снова: «Завтра убит шеф полиции. Панихида пройдет между ланчем и мэрией в белом пальто. Настаиваем игнорировать».

Что ж, пора приниматься за дело. Шеф всегда говорил: работать умеет не вовсе лишь кто, но тот, кто не вовсе, тот самый и кто, а мы здесь как раз для того. Так что надо

Молодой Соломон продавал слова. За них он отвечал. Каждое слово нужно было придумать, отшлифовать до блеска, красиво упаковать, а затем выставить на продажу.

Соломон был несчастным. Внезапно в его жизни появилась она, красивая, жизнерадостная. Ее звонкий голос и аромат заставляли трепетать. Наконец-то счастье пришло.

Бизнес процветал. Влюбленные богатели. Когда есть вторая

– Голуба, умоляю, бросай все. Директору срочно понадобился отчет по нашему проекту. Управление вдруг затребовало промежуточные результаты. Давай стряпай, постарайся за час управиться. На обед задержись, я тебя потом пораньше отпущу.

Начальник в своем репертуаре – любое его задание нужно выполнить вчера. Ладно, не привыкать. Отчет навалять – как чихнуть. Опишем постановку задачи,

Когда Игорек возвращался домой из института на каникулы, поезд опоздал на несколько часов и Игорек оказался на вокзале посреди ночи, когда автобусы уже не ходили, а такси, словно сговорившись, все как сквозь землю провалились! Тогда подошел к нему какой-то веселый парень и предложил подвезти его на кране.
Это был обычный башенный кран, стрела которого торчала из-за многоэтажного дома,

Жил-был Олег Иванович. Жил себе, поживал, в ус не дул, вот уже 46 лет бухгалтером оттрубил. А потом подхватил какую-то заразу и умер.
Пришел на работу на следующий день после кончины, а ему говорят:
– Мы усопших не трудоустраиваем. Вам положено в другом месте быть.
Расстроился Олег Иванович, домой вернулся. А там его квартиру участковые уже опечатали и говорят:


Старый троллейбус дребезжал на каждой выбоине. Казалось, он вот-вот распадётся, как шаблон картонной коробки в неумелых руках дошкольника.

В троллейбусе ехали водитель Сашок, кондуктор Зинаида Тимофеевна и десяток пассажиров, севших на конечной остановке под названием «Обувная фабрика имени двадцати шести босоногих мальчиков».

Сашок, как положено, всё время смотрел вперёд и

На свой 7-ой День рождения Куимпли ждал особенного подарка. Все в доме были приятно взволнованы. Под потолком парили яркие воздушные шары. Так красиво в их маленькой квартирке еще никогда не было.

Мама испекла праздничный торт «Оливье» — любимое лакомство Куимпли. Папа, видя восторг сына, порой заговорщицки ему подмигивал. Перед тем как сесть за стол, именинник водрузил на макушку

Эта история произошла в 1957 году на антарктической станции "Белый Юг". Экспедиционная группа из 12 человек находилась на острове уже 2 месяца, и со дня на день ожидала судно с припасами и необходимым снаряжением. Согласно расчетам командира группы, корабль должен был прибыть 3 дня назад. В надежде на скорую доставку провианта из родного края (мясо, свежие апельсины, водку и прочее) отряд устроил

Приятным весенним утром В.Н. Друсба с кейсом в руке вышел из подъезда навстречу трудовому дню. Уже вовсю светило солнце, поэтому красная бейсболка была как нельзя кстати. Друсба вдохнул полной грудью ещё по-весеннему свежий воздух и привычно быстрым шагом прошел мимо старушек на лавочке. Вот они, сидят как обычно: Малиновая кофта, Зелёная куртка с чёрными карманами, Белая пуховая кофта. Только не

День выдался жарким и безветренным. Митя специально сел возле распахнутого окна в надежде на сквозняк, но занавеска с прикрепленной к ней бумажкой инвентарного номера так ни разу и не шелохнулась. Преподаватель что-то увлеченно рассказывал про социальные фреймы, теорию дара и ритуализированные формы одолжения. Митя поначалу вел конспект, но быстро забросил это занятие. «Перепишу потом у кого-

После школы детей всегда возили разбирать Башню. Мама рассказывала Асель, что взрослые строили так долго, что все рассорились и разучились говорить на одном языке. Грузовик проехал только половину пути, а Башня уже возвышалась над землей большой жестянкой. Внутри нее всегда копошились люди: пока дети разбирали верх, взрослые снизу продолжали что-то достраивать, чтоб не сломалось раньше времени.

Престранное событие развернулось и воцарило в славном Петрограде. Повсеместно распространялось о пресловутых «жучках-червячках», поражающих простой люд и разносившихся с завидной быстротой. Симптомы присутствия оных были следующие: неподчинение нормам и правилам, недовольство внутренней политикой, отказ от средств пресекающих разнос заразы, организацию в группы, близкие контакты, и посещение

− Странные люди, беспринципные. Муж для них не шкаф, жена не шкаф, а кто шкаф тогда? – не переставал болтать мужчина в шляпе полицейского, стоящий позади Вика.
− Вероятно, шкаф, − неохотно ответила девушка, на голове которой красовалась миниатюрная шляпка модели. На поводке она держала козу, которую ласково называла Хрю, ведь приобрела ей шляпу поросенка.

Многие восхищались

«Если долго смотреть в пустоту, тогда пустота начинает вглядываться в тебя», - так он подумал, лёжа на диване осматривая белоснежный потолок, на котором хаотично расположились блики-зайчики. Но сегодня они мало его заботили, привлекали...

Лежать под пледом; никуда не спешить, размышлять о том, как несправедливо к тебе отнесся этот Мир. Но стоит спросить себя. Как ты поступил с этим

Машеньке было слегка за 30. Она была недурна собой. За плечами у нее было два неудачных брака. И ноль детей. Машенька была одинока. Одиночество неприятно тыкало ее иголочкой. Поэтому она заручилась целью снова выйти замуж. На этот раз удачно. Претендентов все не находилось, но Машенька была сильной женщиной. Она давно поняла, что если хочешь сделать что-то хорошо, нужно брать дело в свои руки.

Через месяц после того, как мне исполнилось 17 лет, меня и несколько других парней из класса повели на учёт в военкомат. Одутловатый преподаватель ДПЮ, Виктор Леонидович, сопровождал нас до стен комиссариата с важным видом. К счастью, здание находилось недалеко от школы, поэтому мне не пришлось долго терпеть его напыщенный, самодовольный вид.

Примерно через 10 минут наш класс уже был на

Однажды, не слишком солнечным утром, Григорий проснулся и обнаружил, что превратился в… дядю. Новость ворвалась к нему в лице младшей сестры, к полураспахнутой груди которой присосалось нечто монструозное. Из головы его торчали безумно острые рога, причинявшие, казалось, боль не только смотревшим на них глазам, но даже воздуху.

Прежде чем у Григория возникло подспудное желание

Старик долго сидел в заточении. Он не помнил сколько. Он не знал, сколько ему лет. Забыл, как он выглядел. Давно не вспоминал о вкусной еде. Он жил. Доживал.

Нет, он не хотел умирать. Он знал, что смерть не закончит его страданий. Он жил надеждой. Он знал, что там, за пределами его каморки есть спасение. Он хранил ветхое воспоминание, как его душа наполнялась благостью, когда его

Этим прохладным весенним и очень ранним утром у одной осы внезапно проснулось Сознание, и она сознала себя Человеком. Не встретив в своих собратьях по разуму ни искры разумности, она оставила попытки поделиться с ними удивительной новостью и решила попытать счастья с существами размерами побольше. Дворовые знакомые коты не отреагировали на неё иначе, чем обычно. Парочка местных псов тоже словно

Море проснулось ночью, посреди тишины, ещё сонной, оглохшей от дневного шума. Ласковое, зелёное, оно не понимало, что весь модный мир на Измере сейчас просыпается вместе с ним; что улыбчивые воздушные пузыри уже зеленеют на тонких ветвях водорослей; что далеко в глубине, но не слева, как принято, а справа от бесконечной пустоты небесной, разгорается зелёное квадратное солнце и, рождённый в огне

Утро в нашем Арбузе начинается всегда одинаково. Все семечки собираются на совещание по животрепещущему вопросу: созревать сегодня или нет? Но в этот день или бахча была пересохшей, или Сердцевина слишком погрузилась в сладкие грёзы, но общее собрание жильцов решило обсудить форменное безобразие - наш Арбуз должен созреть квадратным!

Председатель собрания авторитетно заявил,

Сторона #1

На её лице разместился циферблат, стрелка мерно двигалась по кругу, приближая завершение очередного этапа:

- Эндрю, мне пора сменить кожу, у тебя остались змеи?

- Ханна, всё пошло в плов.

- Что мне делать, Эндрю, я на грани нового этапа, где взять новую кожу?!

- Мама, папа, смотрите! Бабочка! - ясные голубые глаза восьмилетнего мальчика сияли неподдельной радостью. - Я её поймаю!
Маленькие синие кроссовки затопали по серому камню асфальта, шлёпнула под подошвой лужица от пролитого накануне дождя. Родители мальчика успели только увидеть, как их сын, чуть подскользнувшись на белой краске разделяющей линии, перебежал вслед за пёстрыми крыльями

Сема проснулся от капающей ему на лицо холодной воды и сразу потянулся за прогнозом погоды. Опять дождь. Он встал с промокшей кровати, оделся и вышел на кухню. Дождь капал ему на нос и тонкой струйкой затекал за шиворот.

Жена уже завтракала, держа в одной руке бутерброд, а в другой кисточку. Она придирчиво разглядывала цветной узор на оконном стекле и не заметила, как Сема к ней подошел.

Яркий свет ослепил меня, но я не зажмурился, а еще шире распахнул глаза. Свет – это день, а темнота – ночь и кошмары. Ненавижу кошмары. В моем лабиринте, из которого я никак не могу выбраться, липкие ночные страхи сводят меня с ума.

День – другое дело. Серый, вязкий лабиринт, по которому я ползаю, днем не такой уж и неприглядный. Люблю, когда он розовеет и начинает искрить. Тогда мне

Смешно. Он, взрослый мужик, боялся двух вещей. Физической боли и страха. Он научил себя воспринимать боль как помеху, перевел страх в шутку и филигранно отточил оба умения.

Предыдущая жизнь завершилась, новая еще не началась, и он осваивался в новом для него междумирье.

- Привет, - раздался насмешливый голос.

Вот ведь незадача! На голос чем поворачиваться?

Джон смотрел на фотографию. Фотография смотрела на Джона. Серьезный человек на снимке усмехнулся, небрежно махнул Джону рукой и ушел куда-то, за край рамки.

- Это нелепица. – сказал он сестре. – Куда ему оттуда идти?

Сестра не ответила. Она лишь посмотрела на Джона огромными грустными глазами.

- Ай, да что ты понимаешь. – он сморщился и скорчил ей рожу.


Однажды, собираясь на работу, И-ов обнаружил, что его свежевыстиранная одежда отдаёт запахом бензина. Живущий сверху сосед работал на заправке и, сопоставив одно с другим, И-ов поднялся этажом выше.

– В моей стиральной машине появился бензин. Возможно, когда вы стираете свою одежду с заправки, пары бензина попадают ко мне.
– И что? Я у себя дома - стираю, что хочу и как хочу.

День поджарил последние минуты и расплескал топлёное солнце по бирюзовому глянцу. Вечер пятницы веселился и постреливал игристым «Мерло» по редким облакам.

Белый любил это время, когда дом наполнялся разноцветной суетой, искрами чужих мыслей и скрипом потёртых стен.
Синие и жёлтые квадраты, увлекая остальных за собой, уже завязали свою витиеватую схватку. Воздух заклубился от

Лег раньше и снова не выспался. Сплю на матрасе, прямо на полу – взял квартиру в ипотеку, на кровать денег пока нет. Моя с банком квартира: чистая, пустая, большая. В комнате тумба, телевизор и матрас на полу. В углу стул, который заменят шкаф. Удобно и вещи сложить, и посидеть можно. Хожу на две работы, чтобы платить кредит, в результате времени на жизнь не остается. Телевизор стоит, его некогда

В юности придаешь моде колоссальное значение. Слепо ей следуешь и изъянов не видишь. Ходишь ультрамодный и мегакрутой, тебе кайфово и ничуть не смешно. Смешно потом, когда через пятнадцать лет фотографии пересматриваешь.
Это хорошо всем знакомая ситуация по одну сторону закона спроса и предложения.

А по другую... существуют законодатели моды, продавцы эталонного имиджа.

Один профессор, Бабельштейн, надумал строить себе дом. Проблемы, связанные с ним, стали расти, как снежный ком.

Пошел профессор куда было надобно, а именно в городскую управу. Здешний архитектор, Николай Кузьмич, присматривал за частной стройкой, закорючки ставил. Готовый проект с чертежами и сметой Бабельштейн взял с собой.

— Прошу садиться, дорогой. Ох, и чертеж,

Мисс Дорети сидела за столиком, напротив открытого окна с чашкой горячего парного молока. Ее шерсть подергивалась от теплого дуновения ветра, а усики утопали в лучах утреннего солнца. Она даже начала непроизвольно мурлыкать, но делала это так элегантно, что ее почти не было слышно. В гладких когтях левой лапки она держала книгу: «Как стать настоящей актрисой. Десять шагов к успеху», и судя по

В то лето новых дыр открылось так много, что начали поговаривать о привлечении к ночным дежурствам дачников. Я не верил в эти слухи, пока однажды утром не обнаружил на двери своего дома записку со словами: «Уважаемый владелец дачи! После заката подготовьте фонарь и ждите инструктора. Администрация».
Я сфотографировал записку и послал ее жене по Ватсапу. Жена ответила сердечком, шерстяным

– Семья, – торжественно начала Регина Валерьевна. – Сегодня к нам на работу пришла устраиваться девушка в хиджабе… и с макияжем!
– Как?! – ахнули дети и муж. Все сидели за столом, но еда осталась нетронутой.
– Я сама в шоке! Как она так может?!

В это время на другом конце города не спала Лина. Она всегда чувствовала, когда про неё плохо думают, у неё горели уши. А в этот вечер

- Покажите свои руки.

Тяну руки.

- Покажите руки, я вам говорю!

Смотрю на тапки, руки прячу. Пропускают. Сажают на пол лицом к двери.

- Что вы видели?
- Я был один.

Подача солнечной энергии уменьшалась. Для решения проблемы срочно созвали Всемирный совет. Гении смело предлагали решения. От некоторых душа наполнялась гордостью, от других уходила в пятки. Хотелось всё бросить и строить бункер. Но председатель совета сердито заявил, что бункер не спасет. И был прав! Земля и так остывала, чем поможет человечеству бетонная дыра в её недрах?

Первый план

Писал этот рассказ на локтях, коленях и пятках, а потому сохранилось далеко не всё. Это история населённого пункта Круглое, в бытность мою села, а когда-то почти мегаполиса…

Жили мы за занавеской в рентген-кабинете, где работала мать. Отец работал в соседнем кабинете, но на работу ходил редко, так как дверь в то помещение почти всегда была закрыта. Он выходил, дёргал дверную ручку и

Одной даме, что всегда была весела, король подарил частичку царства. А всего-то стоило ограбить дворец – и вот, гляди, уже заслужила признание.

Король спросил, где бы она хотела жить, и дама выбрала. Стеклянный графин, стоящий на потолке. И стала там жить, принимая гостей, которые приходили то поболтать, то за советом, а то и по случаю. На днях прибегала толпа лошадей: они не могли

Последние погожие пасмурные деньки подходили к концу. Надо было успеть подготовиться к ужасной, светлой и ненавистной весне и не менее убийственному лету с его солнцем, цветами, кошмарными трелями птиц. Город отгуливал праздник тумана и понемногу погружался в свет. Его жители разбредались по своим «зимним домам», раздумывая попутно, что взять с собой на « летовку» в подземный город.

Стаканов Иван Петрович ежедневно выпивал несколько сотен грамм «беленькой», что стало регулярной причиной его недопониманий с женой – Ангелиной Андреевной. Иван Петрович нигде не работал, но у него был огромнейший талант – находить копейку на бутылку.

Ангелина Андреевна, как и большинство ее подруг – женщин среднего возраста, искала способы вылечить своего не очень уж и любимого,

И вот, устав от одиночества и, можно сказать, одичав, я решила пойти по проторенному пути и зарегистрировалась на сайте знакомств. Интересно было сразу. Так как я человек наивный, хоть и не молода, это видимо отразилось на моем фото, поэтому откликнулись сразу много женихов. Я подрастерялась. Если ГОВОРИТЬ ПРО ФОТО, выражение «недоенная корова» я слышала давно, по отношению к своим глазам,

Луна наполнила пустыню блеском.
Он ковырнул ботинком песок с мелким кварцем под ногами. Поглядел вдаль трассы.
– Никого… Всегда пустая и длинная.
С трассы резко потянуло холодом.
– Как будто кто-то незримо приближается. Всегда одно и то же странное чувство…
Он ускорил шаг в сторону грузовых Фредов. Из темноты выплыли светлые деревяшки мотеля. Он скрипнул дверью. Жена,

Шестое марта

Они высыпали нас в прозрачную стеклянную банку и поставили на полку. Мое место возле окна и я могу смотреть на все, как из вагона трамвая.
Удобно.

Девятое марта

Кофе они готовить не умеют.
Саша (парень) сказал Саше (девушке), что ее мама жадная и не подарила им кофемолку на свадьбу. Саша сказала, что в шестнадцатом веке кофемолок не было и все

Будильник был старый, достался мне ещё от прабабки, но звонил до сих пор так, что мог заставить пойти на работу и усопшего. Тем не менее, в этот день я его не услышал. Отчаянно прозвенев около минуты, мой механический приятель не выдержал и просто-напросто рассыпался. Когда я проснулся и взглянул на свою прикроватную тумбочку, то обнаружил лишь горстку блестящих колёсиков, расколотый корпус и

Летели медленным кролем белокрылые туфельки. Размахивали на лету своими крыльями. Звонило солнце. По утрам крутили песни мужики. В подъезде ели звонари. И сказать, однако, не успели: долго ли нам быть. Мы уже неделю тут. Или дольше. А возможно, и не здесь. А продохнуть не можем. Подохнуть же удастся. Только жизнь смотрит каждому из нас в глаза. И в глаз слетается весь ультрамарин оранжевых,

Генерал Жорза стоял на капитанском мостике флагманского дирижабля и пристально всматривался в горизонт. Он молча стоял и смотрел на лысое плато, раскинувшееся к северу от реки. Когда-то давно здесь была нормальная жизнь: жили люди, работали, возделывали землю, пользовались дарами природы и всё-такое прочее, пока кому-то не понадобилось это место для хранения всякого рода отходов. И повезли со

Он появился на свет под искренние и не очень рыдания всех причастных к этому событию. С комплектом соответствующих моменту грехов, проблем, болезней, морщин. Осторожно, опираясь на палочку, медленно, но упорно он начал своё движение. Движение по жизни, в которой все уже расписано заранее.

Есть четкая миссия. Вот только нужно её вспомнить и процесс пойдёт. Мозг пассивный,

В просвете серебристо-зелёных склонов мелькнула синева моря. Я достал блокнот и зарисовал мимолетную идею: голубая эмаль, белое золото и нефрит. Водитель, небрежно придерживая руль одной рукой, покосился на чёрно-белый набросок.
— И кто же вы по профессии, уважаемый?
— Ювелир.
— Только вас там и не хватает, — мужчина захохотал и даже утёр слезу.

Слухи о жителях городка,

– Олежа! Олежа! Вставай, на работу проспишь.

Несмотря на семейную ссору накануне, Олег проснулся от ласковых уговоров жены. Но, разлепив тяжёлые веки, он подумал, что всё ещё спит – ведь вместо округлого личика Ксюши над ним склонилась гигантская гусеница. Зелёная морда смотрела в глаза и щёлкала челюстями, мелко дрожали висящие усики.

– Вставай, тебе ещё завтрак готовить,

Греция, милостивые государи, отседова далеко. От черемисской деревни, куда меня закинула планида. Слава богу, прижился я здесь. Опять же Клариска с Эмилькой, – куды ж мне от них? Но, все по порядку...

В бытность мою поручиком летного Его Величества полку, отправлен я был в Париж на состязания авиаторов. Когда подошла моя очередь авиаторское искусство казать – пролетел я над Парижем,

Ангел парил над пляжем. Это был его первый самостоятельный вылет после окончания учёбы на краткосрочных трёхсотлетних курсах младших хранителей. Работы предстояло много. Отгонять от воды лёгкими взмахами крыльев детей без родителей, внушать мысли о возвращении заплывшим за буйки, ну и не пускать пьяных в море глубже, чем по колено. Участок ответственности ему дали большой, поэтому следить за тем,

Он покидал дом в полуденную жару, укутавшись в красно-синий полосатый плед, нелепо болтающийся у пояса. Вещи, собранные в спешке и беспорядочно уложенные, распирали потертую кожаную сумку, пытаясь выпасть наружу. Багаж скрупулезно разгибал ржавую, уставшую от опостылевшей работы застёжку.
Ходьба давалась нелегко. С трудом дойдя до середины поля он присел и стал шарить в траве руками.

"Интересно, почему мой создатель стал таким злым и ленивым?" — пробормотал Креа Тор, проснувшись в мире симуляции. Он посмотрел на своего сердитого разработчика сквозь прозрачно-карамельный купол своей планетки Молекулии, помахивая ручонкой.

Из-за дурного настроения творца день оказался паршивым для несущественного существа – Креа Тора. Проблемы его преследовали весь вечный день.

Паша мерно шагал по синеве летнего вечера. На поясе болталась деревянная маска волка – реквизит. В универе ставили спектакль, у Паши там была важная роль – несколько раз выпрыгнуть на сцену в маске и костюме дикого животного и порычать. Сыграл он, по его собственному мнению, превосходно. Репетиции не прошли даром.

Настроение было отличное, правда, есть хотелось ужасно. Он купил в

Марк поднял фарфоровый клош и увидел на блюде живую утку. Она лежала среди гарнира, будто скрипка в футляре, но тут же расправила крылья и выпалила:
— Приветики! Пахнет бешамелем.

Анне достался лангуст в соусе. Он бодро шевелил усами:
— Я такой кисло-сладкий!
— Ого! — удивилась Анна.
— Только не это! — нахмурился Марк.

Пока гости ресторана шушукались,

«Создавая отражения, подумай об их судьбе»
Средневековая мудрость

Их явилась сразу двое. Одинаковые прозрачные лица, синие тени вокруг глаз. Одна немедля отобрала мою недокуренную сигарету, вторая отбросила прочь клавиатуру компьютера. Меня звали на выход. Но я был намерен сопротивляться:

Иванов вытащил из ящика свежий номер газеты. Иванова уже сидела на стуле, ожидая, когда вернется в комнату муж, нетерпеливо подергивая ногой.

Иванов вошел в комнату, сел за стол напротив жены, откашлялся и начал читать:

- Вчера, двадцать первого апреля, прошло торжественное открытие участка тротуара между детским садом “Белочка” и микрорайоном “Химик”. Пятьдесят метров тротуара

Саша ввёл известные данные и нажал на «Поиск». Результат показал более тысячи пользователей, но уже через минуту мальчик заметил знакомое лицо и начал изучать страничку своего нового одноклассника.

«Фотографии из путешествий. С другими взрослыми дядями и тётями. Возле машины «БМВ», как у моего папы. Всё так, как у взрослых! – хмурился Саша. – А с этой женщиной у него половина фоток.

- Люба, миленький, быть может, начнешь хотя бы с коз или баранов – немолодая и некрасивая женщина обратилась к мужу, сидя в ванне с желтой водой.
- Коровы, только коровы. КО-РО-ВЫ! Я не для этого 14 лет прожил с вместе с Макароном и Чалдоном, чтобы сейчас делать шаг назад. Коровы, и точка.

И действительно, Люба 14 лет прожил с Макароном и Чалдоном, поэтому верил в то, что сможет

- Я вам вчера эту справку не выписывала? – брови Натальи Энновны сошлись, и морщинки на лбу сложились знаком опроса.
Я бросил в лицо клуше твердое «нет» и принялся ждать. Ее глаза, отражавшие мерцание монитора, сейчас казались особенно холодными. Указательные пальцы изредка бряцали по клавишам. Минуты звонко тикали в небытие.
- За печатью прямо и налево - она протянула справку.


Жили-были две маленькие девочки. Очень маленькие.

- Слушай, - говорит одна другой, - а ты когда-нибудь задумывалась, что же находится там, вне нашего дома?
- Ты имеешь в виду, есть ли что-то кроме этой приятной воды, что заполняет наш дом от стены до стены?
- Да, может быть, там даже нет этой самой воды, - рассуждала первая девочка, - может быть там даже нет священного канала,

День обещал быть чудесным. В приоткрытое окно пробивался свежий ветерок и весело щебетали птички. Она потянулась, улыбнулась утру и, как была в розовой пижаме со слоником, побежала готовить ему завтрак.

Три яйца, бекон, немного поджарить, потом перевернуть, чтобы белок прожарился, а желток остался мягким. Поставила чайник. Дима любит, когда кофе остыл.

Дима, вставай, соня.

— У меня болит душа. Не знаю чем заполнить пустоту, — я жаловался уличному мудрецу с мелированной бородкой.
— Для этого есть музеи, театры, кино… — задумчиво ответил мудрец, выпуская пар изо рта.
— Это все мне уже давно наскучило.
— Тогда держи пропуск на закрытый фестиваль «Каролинский жнец», — мудрец вручил мне бирку с печатью и растворился в облаке пара.

В это же мгновение

Малюта Скуратов в плаще Феликса Дзержинского чем-то неуловимо напоминая Бэтмена, со страшным скрипом сажает на кол Дракулу. Собрание открыто.

Меня зовут Дискурс и я трудоголик. Смыслы-смыслы-смыслы. Тридцать пять тысяч одних смыслов капает на один квадратный миллиметр человеческого мозга каждую секунду. Вы представляете, Верочка?

Меня зовут Вера и мне вчера поставили диагноз

Он был необычайно доволен собой: идеальные формы, изысканный вкус шоколадной глазури, нежнейшая начинка с легким ароматом ванили. Ему нужна была только соответствующая упаковка – яркая и красивая. Тогда его точно не оставят без внимания на прилавке нового популярного магазина.

- Тамара! Что опять с упаковкой? Почему текст неразборчив, а рисунок и не понять, что изображено… - Громогласный

Бойкий мальчишка галопом сбежал вниз по ступеням.

— Она там! Еще немного!

Взрослые и пожилые, кряхтя, начали подниматься с насиженных мест. Они подбирали свертки, котомки и ящики, из которых несколько часов назад прямо на лестничном пролете сделали подобие лагеря. Неяркие огни масляных ламп освещали темные силуэты людей, касавшихся друг друга плечами. Тяжелые и мрачные фигуры

Как все изменить, когда люди стали лишь размытыми образами?

Когда просыпается - эта действительность её пугает. Обнажённое сознание - чистое, оно не заполнено новым днем. Но оно наполнено по-прежнему переживаниями, которые не ушли во время сна, остались ещё, и сейчас тут же начинают воспроизводиться страшными картинками и болезненными ощущениями. Реальность трясет подушку сознания,

Иван лишился языка, когда ел свою любимую уху. Только опустил ложку в тарелку, как один из собственноручно пойманных им окуней вдруг извернулся и прыгнул в раскрытый Ванин рот.

Выплюнуть дерзкого «матросика» не получилось. Он вцепился в язык, мгновенно сожрал его и как будто прирос к месту, где тот начинался. Почувствовав это, Ваня в ужасе попытался вытащить рыбу, но с таким же успехом
Вася поставил на стол сковороду с яичницей и собрался покушать. Со стороны раковины послышалось царапанье. Подойдя, он увидел, как из сточного отверстия пытается выбраться наружу палец. Он двигался по кругу и царапал ногтем нержавейку. Вася пошел за пассатижами, надеясь подцепить ими палец и вытащить. Пока ходил, из сточного отверстия раковины выбралось уже пол тела.

- Я так и знал, - сказал Вася, водружая на лицо торчащего из раковины человека спавшие с него очки. – Стивен Кинг, да?

Стивен Кинг, словно в прострации, продолжал высвобождать из узкого отверстия свой сразу же расширяющийся зад.

Сегодня у Люси было ужасное настроение. На работе начальник накричал, а тут ещё какой-то тип на подол пальто наступил, когда она спускалась по ступенькам автобуса. Она решила: точно устроит дома скандал мужу. А что? Он её вообще не ценит. Никогда никакими сюрпризами не балует. Хоть бы букет цветов когда подарил. Жадный болван.
Люся зашла в квартиру, приготовилась высказать мужу всё, что о нём

Он ушёл в понедельник. В понедельник – это как будто в лес или в закат. Романтично даже. Удачи ему в понедельнике, да?

Сначала Марина даже не поняла, что происходит.

– Я ухожу.
– Хорошо, пока.
– Ты не поняла, я ухожу совсем!
– Отлично, вынеси мусор.
– Я к другой ухожу, Марин.

Марина, которая с детства любила поспать, сегодня проснулась с первыми лучами солнца – она не собиралась пропускать ни одной минуты самого прекрасного дня в ее жизни. После длительных и не особо удачных поисков идеального суженого, она, наконец, выходила замуж. Звали его Иваном, был он программистом во втором поколении, красотой не блистал, но мужественная борода и татуировки вкупе с модной

В селе поставили киоск-автомат с водой. Экое дело, скажете вы, в каждом селе они стоят. Но то у вас, а у нас в Копейкино на этом месте всегда стояла баба Нюра с шлангом.

Мы назвали автомат в честь предшественницы, и теперь я каждый вечер прогуливался к Бабе Нюре с канистрой, потому что по пути можно было зайти к Сереге на стакан чаю.

И вот в один день все перевернулось с ног на
I
Кошка Бука

– Шлюха ты, Маринка! – презрительно мяукнула кошка Бука и прыгнула на холодильник. Пузатый хахаль торжественно вручил ветреной хозяйке букет вонючих роз, похотливо облизнувшись. Длинноногая Маринка радостно завизжала и облобызала папика. Сменяя позы, парочка предавалась страсти три часа подряд.

Немые пациенты собирают буквы и складывают их в коробки из-под лекарств. Цветные буквы похожи на маленькие фигурные печенья.
Они берегут свои сокровища, прячут под одеялами, вытаскивая коробки лишь ночью, когда санитары запирают палаты.
Я следил: одни перекатывают буквы в ладонях, прикладывают к губам в надежде оживить застывший звук, другие, азартно жестикулируя, обмениваются

– Алик, ты будешь чай? – спросила женщина средних лет, подходя к столу. Ее джинсы заправлены в носки, а рукава от толстовки обмотаны резинкой.
Высокий мужчина лет 25 поднял голову и ответил:
– Нет, мама, спасибо.

Алик любил пить чай, но не любил, как это теперь делалось. Его мама, Анжела, подошла к устройству на подобие самовара, подняла над ним кружку и открыла кран. Она держала

Исторический кувырок с акцентом

Пешку сбил мяч. Не сам, конечно. Игрок сбил мячом. Партия в шахматы проводилась по новым правилам. Позволярось катать и ронять мячики из того же материала, цто и фигуры. Красиво окрашенные мячики. У каждого игрока их было по три.

К моменту нападения на нее пешка, ее звали Нельша, была уже тоже красиво окрашена. Сама постаралась. Да так, цто нельзя

В заведении играла оглушительная музыка под покровом табачного дыма. Грохот входной двери, постоянно звучал от посетителей. Бармен Чи наливал очередные горячие напитки, чтобы отнести клиентам.
Перед барной стойкой плюхнулись три солдата и один из них произнес:

– … Я пацифист и мне не мешает данный факт, нести службу.
– А меня жутко раздражает. Эй, налей нам “Пуфа”.


Сергей Хромов, проходя мимо почтового ящика, заметил торчащий уголок какой-то бумажки, привычным движением достал содержимое.

– Повестка в ЗАГС, – прочитал Сергей и остановился.

Перечитал ещё раз. Всё верно, в ЗАГС.
Как было назначено, он явился в кабинет начальника бракосочетаний. Там уже находилась немолодая и совсем не привлекательная женщина с ярко накрашенными губами.

Сегодня у меня особый день: босс обещал повышение. Мне и еще одному нашему сотруднику. Я так и не поняла, за какие заслуги. Видимо, просто время пришло.

Ровно в 9.00 осторожно стучусь в приоткрытую дверь кабинета… и еле успеваю уклониться от внезапно вылетевшего оттуда голубя. Он стремительно пронесся по длинному узкому коридору и исчез в яркой вспышке света.

Шеф сидел за

«Ну, вот, меня ослепил яичный блин, снова вставать и идти на этот гриб» - обреченно подумалось муравью, проснувшись на песчинке.

Муравей вышел из своего дома наружу. Вереница других собратьев уже вытянулась по направлению к грибу. Все как всегда, все как обычно.

Муравей устало втиснулся в колею и медленно стал продвигаться вперед.

«Не понимаю, я иду на этот гриб,

Это был второй раз в моей жизни, когда я хотел сбежать от женщины. Первый был во время свадьбы.
- Чокнутая! - сказал я, почти оторвав зад от стула, и только любопытство и страх удерживали меня на месте, - ты шпионишь за мной?

Это было обычное свидание, двое сидят в кафе и рассказывают друг другу всякую белиберду, пока не оказалось, что девушка, которую я видел впервые, знала обо мне

Она смотрела на него, не моргая, словно лягушка, взявшая на прицел комара.

— Что это? Я спрашиваю тебя, что это такое?

Полумрак комнаты освещал лишь уличный фонарь, но клочка света вполне хватало, чтобы разглядеть нечто, расплывающееся по столу.

— Я ещё раз спрашиваю, что это?
— Мам, ну чего ты опять … — ответил сын, вяло переминаясь с ноги на ногу и посматривая

Тем утром Санька встал с ясным осознанием, что он действительно художник.

Вчера он наконец закончил писать свою последнюю картину для выставки, идею которой он так долго и упорно вынашивал в себе несколько лет. И сегодня в назначенный час должен был явиться в галерею, чтобы подписать контракт.

Окрыленный свершившейся мечтой, он надел свой лучший костюм-тройку — синий в клеточку

Небрежно шевельнув кедровой веткой, лёгкий ветерок закружился вокруг пушистого куста азалии. Растревоженные цветы закачались, и один бледно-розовый лепесток, не удержавшись, полетел, сверкая на солнце капелькой росы.

Натешившись вдоволь, ветерок так же внезапно бросил свою жертву и унёсся вверх, к горной вершине. Усталый лепесток, плавно качаясь, медленно опустился на окрашенную

Саша сидела возле подоконника и пила чай, глядя в распахнутое окно, а я на диване штопал свою старую шинель. Каждые выходные я старался вернуть ей более-менее пристойный вид и постоянно подшивал болтавшиеся пуговицы и уголки карманов, но через пару дней шинель снова становилась потрёпанной и дряхлой. Другой у меня не было, поэтому ритуалы подшивания приходилось повторять. Из-за этой шинели я

Жил-был человек. Однажды утром он пошел на работу и вдруг вывернулся наизнанку.

Вот так взял и вывернулся.

Застыдился, что будут наружу кости и внутренние органы торчать, некрасиво и некультурно, и дети с беременными женщинами напугаются. Еще порадовался, что плотно не позавтракал, только кефир выпил.

Решил домой вернуться, хоть рубашку с длинным рукавом надеть, что ли.

Допиваю рюмку в баре, я бегу галопом к уходящему автобусу, держа за руку хрупкую девушку и мечтаю провести незабываемые выходные. Мы уселись в хвосте машины и прекрасно понимали, что поездка будет весёлой. Мне сразу предложили выпить непонятной жидкости из пластикового стакана парень в очках и, по всей видимости, его сестра. К данному завершению я пришёл после того, когда она очень тесно

Гласила вывеска на фасаде предприятия. Зашёл. Уже иду по коридору. Навстречу кто-то шёл. Или скорее бежал. Задел меня плечом. Или я его. Парень в мед. халате упал. Как и его поднос с зелёной жижей. Никто из нас не проронил ни звука. Ладно. Уже поднялся на второй этаж. Дверь 206. В помещении стояла тишина. Вернее было стандартно громко. Но кроме этого - тихо. Рабочий жестами пытался объяснить мне.
Отправка жалобы...
Спасибо, ваша жалоба принята
Вы уже жаловались
Ваша учётная запись заблокирована для участия в форуме.
Жаловаться можно только на чужой комментарий
Избранное
Добавить в избранное
Имя
URL
https://advego.com/blog/read/pustota/round1/